Кочетков Юрий Григорьевич [01.08.1926-06.08.1998]

Слепухин (настоящая фамилия Кочетков) Юрий Григорьевич
       [1.8.1926, г.Шахты Ростовской обл.— 6.8.1998, г. Всеволожск Ленинградской обл.]
       — прозаик.
       Отец, Кочетков Григорий Пантелеймонович (1901-1959), происходил из казачьей военной среды, принимал участие в Первой мировой войне. По профессии агроном; до начала Великой Отечественной войны был главным агрономом Северного Кавказа. Мать Кочеткова, урожденная Беденко (1907-1980) — из дворянской украинско-польской семьи, не служила, посвятив себя семье, воспитанию троих детей. В конце 1930-х в связи со служебными обязанностями отца семья часто переезжала, подолгу жили в Ростове-на-Дону, Пятигорске, Ставрополе. В Ставрополе перед войной Слепухин окончил 8 классов средней школы. Завершать школьное образование не смог.
       Летом 1942 семья оказалась в немецкой оккупации. В 1943 Слепухин вместе с семьей был угнан на принудительные работы в Германию. Последовательно находился в лагере для восточных рабочих «Шарнхорст» в г.Эссене, с мая 1944 по март 1945 батрачил в помещичьей усадьбе барона Гюльхера в д.Аппельдорн округ Клеве на Нижнем Рейне. Освобожденный войсками союзников, был в начале марта 1945 вывезен англичанами в Бельгию для отправки в СССР. С этим временем связаны серьезные перемены в биографии Слепухина и его родителей: поскольку близкие родственники (сестра и брат матери, муж сестры — чешский коммунист) были еще до войны репрессированы и находились в заключении в советских тюрьмах, семья Слепухиных попросила политического убежища. С этим связана и перемена фамилии Кочетковы на фамилию Слепухины (это была девичья фамилия матери отца). Активную помощь семье Слепухиных оказывали русские эмигранты первой волны.
       С 1945 по 1947 Слепухин жил в Брюсселе, работал служащим в различных конторах. В Бельгии Слепухин стал членом Национально-трудового союза (солидаристов). В 1947 С. вместе с семьей уехал в Аргентину в качестве «перемещенного лица». 10 лет прожил в Буэнос-Айресе, работая разнорабочим на стройке, монтажником, электриком, дизайнером ювелирных изделий. Активно занимался политической и общественной деятельностью. Входил в состав руководства Южно-Американского отдела НТС; порвал с этой организацией в 1955, когда возникла перспектива возвращения на Родину.
       В 1956 вся семья Слепухиных подала документы о репатриации в советское посольство в Буэнос-Айресе.
       В 1957 переехали из Аргентины в г.Воронеж.
       В 1958 семья Слепухиных переехала в г.Ломоносов Ленинградской обл., с 1964 Слепухин жил в г.Всеволожске Ленинградской обл., где умер от инфаркта после перенесенной автомобильной катастрофы. Похоронен близ Всеволожска на кладбище «Красная Горка».
       Слепухин так и не смог получить законченное образование. Но все эти годы он напряженно занимался самообразованием: кроме русского языка, он в совершенстве овладел английским, испанским языком, свободно читал на латыни, немецком, французском, польском, украинском языках. Обладал не только гуманитарными знаниями, но и техническими, разбирался во всех видах вооружения, как советского, так и зарубежного, преимущественно времен Второй мировой войны.
       Свой творческий путь Слепухин начал, еще живя в Аргентине. Его ранние произведения были вызваны воспоминаниями о Родине: в 1949 он начинает работу над первым романом «Перекресток», в котором отражены воспоминания о довоенной юности. Впрочем, тогда он еще не имел намерения стать профессиональным писателем: это были личные воспоминания и переживания, не предназначенные для публикации. Там же, в Аргентине, в первой ред. — на испанском яз. — написан роман «У черты заката» (переведенный самим Слепухиным на русский яз.), посвященный положению художника в обществе; собран материал для документальной повести «Джоанна Аларика» — о событиях 1954 в Гватемале, сделаны первые наброски некоторых сюжетных линий «Южного креста», романа также во многом автобиографического. Вернувшись на Родину, Слепухин полностью посвящает себя литературе. Первой публикацией в советской печати был художественно-публицистический очерк «"Серебряная республика" без позолоты» (Подъем. Воронеж. 1957. №4); вскоре ленинградский журнал «Нева» опубликовал сокращенный вариант «Джоанны Аларики» под заглавием «Расскажи всем».
       Несмотря на то что Слепухин очень скоро приобретает известность, становится одним из самых читаемых писателей своего времени, уже в 1963 был принят в СП СССР (с 1992 он — член СП Санкт-Петербурга),— полного доверия у властей он так и не получил до конца своих дней, находясь под наблюдением и не имея возможности жить в Ленинграде, с которым был творчески более всего связан.
       Слепухин — автор десяти романов, трех повестей, многочисленных публицистических статей, очерков; он немало сотрудничал с редакциями радиовещания и телевидения. Более 30 лет он руководил Литературным объединением при Доме ученых (оно существует и поныне, носит его имя и выпускает альманах «Дворцовая, 26. Альманах Литературного объединения Юрия Слепухина», где публикуют произведения петербургских и зарубежных писателей).
       Сложная судьба писателя, открывшая ему жизнь разных стран и народов, позволила Слепухину накопить богатый опыт наблюдений человеческих судеб в условиях различных систем — демократических и тоталитарных. Главной темой его творчества стало осмысление нравственной позиции личности в отношениях с государством, обществом, другими людьми. В этом свете встает у него тема Родины — одна из основных и наиболее выстраданных.
       Среди его романов особенно выделяется тетралогия о Второй мировой войне, в которую входят книги «Перекресток», «Тьма в полдень», «Сладостно и почетно», «Ничего кроме надежды». Этот цикл романов по существу можно назвать антивоенным — с такой худож. правдой и нравственным чувством показана бесчеловечность войны, в конечном итоге приносящей страдания и победителям, и побежденным. Книги Слепухина помогают освобождаться от навязанных официальной идеологией представлений о трагических событиях 1941-45.
       Романы на зарубежном материале — «У черты заката», «Ступи за ограду» — создают живую и глубокую картину сложных и противоречивых процессов, происходивших в первое военное десятилетие в различных общественных слоях «вулканического континента» Латинской Америки — от простых рабочих до интеллигентов.
       Большое познавательное и нравственное значение имеют романы Слепухина о молодежи — «Перекресток», «Киммерийское лето»; они уже много лет с увлечением читаются молодежью.
       Писателя всегда волновали проблемы власти в русской истории, противоречия исторического пути России. Этому посвящены роман «Государева крестница» (эпохи Ивана Грозного) и повесть «Пантократор» (дающая свое толкование личности Сталина). Осталось незавершенным во многом лирическое повествование «Не подводя итогов», герой которого, ровесник века, пережил в своей судьбе многие превращения своей эпохи. Едва окончив гимназию, он записывается в Добровольческую армию, принимает участие в Ледяном походе Корнилова и др. событиях Гражданской войны; потом, попав в плен, живет под чужим именем, попадает в ГУЛАГ, проходит через Отечественную войну—и все это вспоминает уже в глубокой старости, в эмиграции осмысливая свой — и в чем-то общероссийский — жизненный путь. Фрагменты романа опубликованы в 2002 (Звезда. №9).
       Публикация произведений Слепухина нередко становилась заметным явлением в литературе, вызывала живой отклик читателей, интерес независимой критики, хотя официальные оценки были сдержанными.
       Впрочем, в годы наступивших перемен конца века Слепухин получил возможность более живых и открытых встреч со своими читателями — и в России, и за рубежом (поездки в Германию и Польшу); он бывал избран делегатом съездов писателей.
       Полное и глубокое представление о творческом облике писателя, о его месте в литературе XX в. станет возможным лишь после выхода собраний его сочинений. Это дело будущего.

Соч.:
       Перекресток: роман. Л., 1962 и др.;
       Тьма в полдень: роман. Л., 1968 и др.;
       Сладостно и почетно: роман. Л., 1985 и др.;
       Ничего кроме надежды: роман. СПб., 2000;
       Джоанна Аларика: повесть. Л., 1959 и др.;
       У черты заката: роман. Л., 1961, и др.;
       Ступи за ограду: роман. Л., 1965 и др.;
       Киммерийское лето: роман. Л., 1978, и др.;
       Южный крест: роман. 1980 и др.;
       Панто-кратор: повесть. СПб., 1991;
       Государева крестница: роман. СПб., 1998;
       Не подводя итогов // Звезда. 2001. №9.

Лит.:
       Почему мы вернулись на Родину. Свидетельства реэмигрантов: сб. [О Ю.Слепухине. С.10]. М.: Прогресс, 1983;
       Новиков А. От заката — к рассвету: [Предисл.] // Слепухин Ю. У черты заката. Ступи за ограду. Л., 1980;
       Хватов А. Верность родным началам: [послесловие] // Южный крест: роман. М., 1982;
       Лавров В. О прошлом и настоящем. Журнальное обозрение // Ленинградская правда. 1985. 28 апр.;
       Солоухин Н. «Сладостно и почетно» // Невская заря. 1986. 15 янв.;
       Лурье С. О доброте и человечности // Ленинградская правда. 1986. 21 янв.;
       Скобелев Э. Спасение — в правде; Панкин А. Ответственность; Соломон Норман. Гласность нужна всем: [Отклики на статью Ю.Слепухина «Верим ли мы в реальность угрозы?»] // Век XX и мир. 1987. №4;
       Куницын Г. Не вина, а беда: [по поводу статьи Ю.Слепухина «Трагедия народа: вина или беда?» // Советская культура. 1989. 20 июня] // Советская культура. 1989. 7 нояб.;
       Памяти Юрия Григорьевича Слепухина // Всеволжские вести. 1998. 28 авг.;
       Боярунас И. Мой Слепухин // Питербоок. 1999. №2;
       Кралин М. Окончание тетралогии // Питербоок. 2000. №6;
       Акимов В. Непрощаемая вина войны // Санкт-Петербургские ведомости. 2001. 22 июня.

В.М.Акимов

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:44:20 UTC