Рощин Михаил Михайлович [10.02.1933]

Рощин (настоящая фамилия Гибельман) Михаил Михайлович
       [10.2.1933, г.Казань]
       — прозаик, драматург.
       Детство Рощина прошло в Севастополе, ставшем для него родным городом. Отец — выходец из Одессы, работал на Севастопольском морском заводе, мать — коренная москвичка. «Родители были типичные комсомольцы 30-х годов, энтузиасты и бродяги» (Автобиография. С.411). В 1943 семья переехала в Москву, с которой связаны отрочество, юность и профессиональное становление писателя. Окончив школу, 17-летний Рощин работал фрезеровщиком на заводе и одновременно учился на вечернем отделении Педагогического института им. В.И.Ленина. Много читал, увлекался Чеховым, Горьким, А.Толстым, Уэллсом, Ж.Ренаром, Флобером, посещал литобъединение при заводе «Серп и молот».
       В 1952 в газете «Московский комсомолец» появился первый рассказ Рощина «Теплая сталь» — «сентиментальный и прекраснодушный», по более поздней оценке самого автора. Через год Рощин поступил в Литературный институт им. А.М.Горького, где учился на одном курсе с Ю.Казаковым, Г.Айги, Т.Жирмунской. Его творческими наставниками в институте были А.Н.Рыбаков и В.Г.Лидин. В институтской библиотеке впервые смог прочесть И.А.Бунина, особый интерес и любовь к которому пронес через всю жизнь (рассказ «Бунин в Ялте», 1970; кн. «Иван Бунин». 2000. (ЖЗЛ)). Движимый стремлением к познанию реальной жизни, Рощин перевелся на заочное отделение института и уехал в Сталинградскую обл. Некоторое время работал в районной газете г.Камышина, писал очерки и фельетоны. Здесь созрела его первая книга рассказов «В маленьком городе» (Сталинград, 1956).
       В 1957 Рощин решил последовать примеру А.П.Чехова и предпринял большую поездку по Сибири и Дальнему Востоку, добравшись в итоге до Сахалина. Поездка обогатила его, помимо всего прочего, знакомством с ранее неведомой и негласной стороной советской действительности — тюрьмами и лагерями. Это, однако, не мешало ему оставаться, по собственному признанию, «комсомольцем... столь же идейным (и ничего не смыслящим по-настоящему), как и родители» (Автобиография. С.412). Позднее он поражался, «сколько восторгов вылил во славу пятилеток и тем более семилетки» (Там же. С.415), работая в отделе очерка в журнале «Знамя» на исходе 1950-х. В помощь комсомольскому активисту им была издана назидательно-воспитательная брошюра под названием «Что ты делаешь вечером?» (М., 1961).
       Важное значение для формирования писателя в начале 1960-х имела его работа в редакции журнале «Новый мир» А.Т.Твардовского (в отделе прозы). Участие в новомирских делах, знакомство и общение с В.Лакшиным, В.Гроссманом, В.Некрасовым, Л.Копелевым, К.Чуковским, А.Солженицыным, Е.С.Булгаковой и других стало для него «не только школой прозы, правды, но и школой поведения, нравственности» (Автобиография. С.415). Подтверждением тому явились вторая («Каких-нибудь двадцать минут». М., 1965) и особенно третья («С утра до ночи». М., 1968) книги рассказов и повестей Рощина. Выход этих книг, почти не замеченных критикой, означал тем не менее рождение нового писателя, ведущей чертой которого, как отметил позднее один из исследователей, является «отданность бытию и безусловный приоритет частной жизни» (Виноградов И. — С.664).
       Настоящая известность пришла к Рощин, когда он обратился к драматургии. Случилось это не без влияния новомирской атмосферы, органического неприятия официальной лжи и фальши, что побудило его искать «наиболее острую литературную форму выражения остроты жизни» (авторское предисловие к книге: Пьесы. М., 1980. С.3). Его первые две пьесы — «Седьмой подвиг Геракла», 1963 («про то, как Геракл чистил авгиевы конюшни и боролся с богиней лжи и обмана» — Автобиография. С.416) и «Дружина» (1965) — долгое время оставались под запретом. Лишь спустя четверть века «Седьмой подвиг Геракла» смог появиться на сцене Театра-студии «Современник-2» (1987).
       Театральный дебют Рощин состоялся в ленинградском ТЮЗе, где была поставлена его детская пьеса «Радуга зимой» (1968, реж. 3.Корогодский). Однако подлинное рождение Рощина как популярного драматурга произошло с появлением пьесы «Валентин и Валентина» (1970), написанной на вечную тему о юной любви, о современных Ромео и Джульетте. «Мне хотелось,— говорил автор,— создать пьесу-диалог, пьесу-диспут о любви, о нравственном долге, о поисках своего места в жизни. Я ратую за самостоятельность юношей и девушек, но призываю их к зрелости чувств, душевной стойкости, умению бороться за высокие нравственные идеалы» (Бугров В.— С.145). Пьеса привлекла внимание известных театральных режиссеров и критиков, получила сценическое воплощение в «Современнике», МХАТе, БДТ и во многих других театрах страны. С тех пор «писательское двуединство» (Шитова В.— С.260) Рощин как прозаика и драматурга стало фактом его творческой биографии и поводом для серьезных размышлений критиков о природе его литературного таланта.
       В течение 1970-80-х Рощин публикует сборник повестей и рассказов «24 дня в раю» (1971), «Река» (1978), «Рассказы с дороги» (1981), «Чертово колесо в Кобулети» (1987), «На сером в яблоках коне» (1988). В них он уверенно заявил о себе как прозаик-традиционалист, которому свойственно особое внимание и доверие к естественному ходу жизни, ее самоценности, ко всему непосредственному и природному, без чего не может быть полноты и гармонии бытия. Поэтому и любовь в ее многообразных земных и возвышенных проявлениях занимает столь значительное место в его произведениях. Проза Рощина создала ему репутацию последовательного приверженца классического реализма, продолжателя «чеховско-бунинской традиции в русской литературе» (Клименко В.— С.74).
       Сборник пьес Рощина, выходившие в те же годы («Пьесы», 1980; «Спешите делать добро», 1984), напротив, демонстрировали его нетрадиционность, стремление к условно-игровым формам, к размыканию сценического пространства, к выстраиванию параллельных сцен и диалогов, к персонажам — рупорам авторских идей и т.п. Произведения для театра отчетливо выявили не только лирическую сторону таланта Рощина («Валентин и Валентина», «Муж и жена снимут комнату», 1974, «Спешите делать добро», 1979 и др.), но и сатирическую («Старый Новый год», 1967, «Ремонт», 1971, «Перламутровая Зинаида», 1986). В некоторых пьесах заметно тяготение к синтезу социального, бытового и фантастического, к взаимопроникновению различных жанровых начал («Старый Новый год», «Галоши счастья», 1979). Язык драматургии Рощина, по сравнению с его прозой, отличается гораздо большим разноголосием, обилием пословиц и поговорок, использованием сниженной бытовой лексики, жаргона, советского полуграмотного слогана в устах отдельных персонажей: «гуманизьм», «оплочено», «магазин», «пианина» и т.п. Театральные чиновники находили язык рощинских пьес неприемлемым, что создавало немало проблем и порой служило препятствием для своевременного появления их на сцене.
       Вместе с тем драматургия Рощина несет на себе отпечаток и его опыта как прозаика. В особенности это характерно для «Эшелона» (1972) — самой «повествовательной», по общему мнению критиков, его драмы из жизни военных лет, где преобладает «не логика движения характеров, а логика авторской мысли» (Бугров В.— С.83). Эпические приемы и средства, использованные в этой драматической повести, не помешали ей стать одной из лучших пьес Рощина, достоинства которой наиболее ярко проявились на театральных сценах «Современника» и МХАТа (1975). Показательны в связи с этим и жанровые определения, которые писатель дает своим пьесам: «фантазия в двух действиях» («Радуга зимой»), «современная история в двух частях» («Валентин и Валентина»), «трагическая повесть» («Эшелон»), «сказка для взрослых» («Галоши счастья»). Большинство его пьес состоит не из привычных «актов», а из «частей», каждая из которых имеет свое заглавие. О Рощине-прозаике напоминают и развернутые ремарки, излишке подробные (иногда на несколько страниц) и подчеркнуто акцентированные авторские пояснения к отдельным сценам. И хотя сам Рощин считает себя прозаиком (см. его предисл. к сб.: Пьесы. М., 1980), в его драмах и комедиях авторское начало проявляется более активно и остро. При этом и в прозе, и в драматургии он остается писателем честной и искренней интонации.
       Рощин известен также как автор инсценировок классических литературных произведений («Остров сокровищ» Р.Стивенсона, «Анна Каренина» Л.Толстого, «Мастер и Маргарита» М.Булгакова) и киносценариев. Многие его пьесы были экранизированы: фильмы «Это серьезно» (по мотивам «Валентина и Валентины»), 1975, «Старый Новый год», 1986, «Шура и Просвирняк» (по одноименной пьесе), 1988, «Ситцевый городок» (по пьесе «Вся надежда»), 1989, «Эшелон», 1990. По сценарию Рощина снят фильм «Новые приключения янки при дворе короля Артура» (1984).
       Активно выступает писатель и в роли критика, рецензента.

Соч.:
       В маленьком городе: рассказы. Сталинград, 1956;
       Каких-нибудь двадцать минут: рассказы. М., 1965;
       С утра до ночи: повести и рассказы. М., 1968;
       Река: повести и рассказы. М., 1978;
       Пьесы. М., 1980;
       Избранное: Повести и рассказы / послесл. И.Виноградова. М., 1988;
       Избранное. М., 1999;
       Автобиография // Писатели России. Автобиографии современников. М., 1998.

Лит.:
       Бочаров А. Круги художественного конфликта // Вопросы литературы. 1974. №5;
       Зубков Ю. Герой и конфликт в драме. М., 1975. С.111-122;
       Станилов Б. Парадоксы добра // Театр. 1981. №4;
       Бугров Б. Русская советская драматургия: 1960-1970-е годы. М., 1981. С.83-84, 145-148, 263-266;
       Соловьева И. Течение дней // Литературное обозрение. 1982. №2;
       Шитова В. В прозе и драме // Новый мир. 1982. №5;
       Клименко В. Как живешь, человек? // Литературное обозрение. 1982. №7;
       Киреев Р. Объем и плоскость // Октябрь. 1983. №9;
       Латынина А. Минута застарелого тяготения // Литературная газета. 1985. 7 авг.;
       Вирен Г. Жажда жизни // Октябрь. 1989. №12.

В.П.Муромский

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:44:20 UTC