Гроссман Василий Семёнович [12.12.1905-14.09.1964]

Гроссман Василий (настоящее имя Иосиф) Семёнович
       [29.11(12.12).1905, Бердичев-14.9.1964, Москва]
       — прозаик, драматург.
       Родился в семье инженера-химика и преподавательницы французского языка.
       В 1914 поступил в Киевское реальное училище, где учился до 1919, затем — в Бердичеве в единой трудовой школе.
       В 1922 — Киевский институт народного образования, через 2 года перевелся на химическое отделение физмата МГУ. Начал писать в студенческие годы: небольшие статьи в газетах. Окончив университет, уехал в Донбасс, где сначала работал химиком-газоаналитиком на одной из шахт, затем научнным сотрудником в Донецком областном институте патологии и гигиены труда, а также ассистентом кафедры неорганической химии в медицинском институте. Опыт общения в преподавательских и научных кругах впоследствии отразился в романах «За правое дело» и «Жизнь и судьба». Кроме того, Донбасс дал немало необходимых жизненных знаний о людях шахтерского труда: он изобразил Донбасс в первых своих рассказах «Запальщик», «Инспектор безопасности» и в романе «Степан Кольчугин». Там же, в Донбассе, он начал работать над первым большим произведением из жизни шахтеров — романом «Глюкауф» (окончательная редакция по замечаниям М.Горького — 1934).
       В 1933 Гроссман переехал в Москву. Его окрылил одобрительный отзыв о 2-й редакции «Глюкауфа», а также о рассказе «В городе Бердичеве», который был написан давно, но попался на глаза Горькому, будучи опубликованным в «Литературной газете». Это рассказ из истории Гражданской войны, отчасти близкий к «Конармии» Бабеля. Через много лет по рассказу был снят фильм «Комиссар» (реж. А.Аскольдов, в главной роли Нонна Мордюкова; снят в 1967, показан в 1987). «Глюкауф» нельзя отнести к достижениям писателя,это типичный для тех лет «производственный» роман, идущий в одном ряду с «Гидроцентралью» М.Шагинян, «Время, вперед!» В.Катаева и др. «типовыми» произведениями эпохи «социалистического строительства».
       В 1930-е писатель работает напряженно, выходят один за другим сборник рассказов: «Счастье» (1935), куда вошли более десяти произведений, «Четыре дня» (1936), «Рассказы» (1937). Часть включенных в них рассказов посвящена Гражданской войне, в них, наряду с личными впечатлениями от событий в родном Бердичеве и в Киеве, чувствуются и литературные влияния, в частности учеба у И.Бабеля, кое-что роднит его с В.Катаевым, другом его в те годы, и с А.Платоновым, творчество которого он всегда и неизменно высоко ценил. В других рассказах, посвященных современности, преломился материал жизненных наблюдений, почерпнутых в основном в Донбассе и более широко отраженных в «Глюкауфе». Рассказы 1930-х уже дают возможность говорить о складывающейся индивидуальной манере писателя. В ней чувствуется достаточно сильное логическое начало: доказательство какой-либо идеи, которой неукоснительно и несколько жестко подчиняется художественную ткань, не всегда развертывающаяся вольно и свободно. Это художник интеллектуальной складки, которого интересует не случай или событие сами по себе, а их причинно-следственная связь. Рационалистичность мышления недавнего инженера, привыкшего иметь дело с расчетами и выкладками, не всегда преодолевалась у него чисто художническим путем. Однако лучшие его рассказы тех лет являют собой победу художественного начала. Интеллектуальность прозы Гроссмана — органически присущая ему черта и неотъемлемая особенность его дарования. С опытом, с накоплением мастерства он начинает добиваться более естественного соединения логического и эмоционального начал.
       В 1936 Гроссман приступает к созданию первого своего крупного произведения — начинает работать над романом «Степан Кольчугин». Но одновременно с ним пишет «Повесть о любви», где пробует свои силы в изображении интимного мира души. В центре повести — ученый и крупный инженер — аскеты, преданные прежде всего своему делу, работе. Однако один из них неожиданно для самого себя переживает чувство страстной любви. Идея повести в том, что жизнь складывается из тысячи очень простых вещей, и пренебрегать ими нельзя. Герой «Степана Кольчугина» — молодой рабочий, тоже «аскет», преданный делу революции. Гроссман рисует тяжкую, беспросветную жизнь шахтеров, их нужду, горе, пьянство, массу достоверных и четких подробностей, которые свидетельствовали о незаурядном мастерстве писателя-реалиста. Вместе с тем Гроссман высвечивал и черты человечности, просвечивающие в жизни забитых людей сквозь неприглядную коросту повседневности. В советской литературе до этого романа не было столь подробного изображения заводского и шахтерского быта. Гроссман показывает, что именно проблески человечности толкают униженных рабочих в революцию. Степан Кольчугин становится активным революционером, полностью изведавшим все трудности и опасности пути, на который он вступил юношей. В обширном повествовании Гроссман три главных героя — наряду со Степаном Кольчугиным мы видим профессионального революционера Бахмутского и интеллигента, ученого, в котором угадываются автобиографические черты, Сергея Кравченко. Их судьбы, пересекаясь друг с другом, и образуют художественно-философский мир романа. «Степан Кольчугин» интересен еще и тем, что в нем писатель с горечью, с чувством тягостного прозрения говорит о фанатичности революционеров, о непримиримости их к любому инакомыслию. Эта линия, по-видимому, должна была развернуться в последней части, но роман из-за начала Великой Отечественной войны, а возможно не только по этой причине, остался незаконченным.
       Перед самой войной Гроссман закончил пьесу «Если верить пифагорейцам...» (опубл. в 1946). В ней действуют рабочий-стахановец, бывший герой Гражданской войны, а теперь бюрократ нового типа Монахов, старик Шатавский — поклонник учения пифагорейцев.
       В 1946, после опубликования, автора обвинили в пропаганде вредного идеалистического учения. Хотя пьесу Гроссмана нельзя отнести к его удачам, но именно стремление не схоластически истолковать круговорот истории вызвало нападки ортодоксальной критики. По одному из предположений (А.Бочаров), причиной обращения к «пифагорейцам» было горестное убеждение Гроссмана в том, что свергнутая тирания царизма вернулась в жизнь в ином облике, т.е. все возвратилось на круги своя. Эта мысль, но уже на более высоком уровне, в ином худож. мире будет проведена писателем в романе «Жизнь и судьба» и в особенности в повести «Все течет...».
       В годы Великой Отечественной войны Гроссман — военный корреспондент газеты «Красная звезда». Он проделал в рядах армии весь путь отступления, а потом и всю дорогу наступления — вплоть до Берлина. Писатель публикует очерки («Направление главного удара» и др.), рассказы.
       В 1942 им была написана и тогда же опубликована (в газете «Красная звезда») повесть «Народ бессмертен» — первое крупное произведение о войне, где даны не только конкретные и правдивые картины боев и военного быта, но и обобщенная оценка народного подвига. Участник Сталинградской битвы, он пишет несколько очерков об этом сражении. В очерках Гроссмана совершенно нет патетики, нет ни одного восклицательного знака — он рисует ад войны деловито и неторопливо как тяжкую работу солдата, не помышляющего о героизме. Художественное своеобразие его военных произведений состоит в контрасте между обстоятельностью письма и интонации и острейшим трагизмом происходящего и описываемого. Замечательны публицистические очерки Гроссмана «Украина без евреев», «Треблинский ад», «Германия» и др. Опыт войны требовал от писателя широкого эпического полотна, и он приступает сначала к созданию романа «За правое дело», а потом к его продолжению — роману «Жизнь и судьба». Они образовали собою дилогию, в которой нашли отражение самые заветные и выношенные мысли писателя, его философия истории и войны, самостоятельность его взгляда на современность.
       Роман «За правое дело», законченный в 1949 и опубликованный в 1953 (отдельным изданием — 1954), проходил в печать несколько лет именно ввиду самостоятельности авторской мысли. Писатель вынужден был дорабатывать его по многочисленным замечаниям, сводившимся к критике философской проблематики и к требованиям более широкого показа роли партии, в частности политработников в армии, и т.д. При всех исправлениях и купюрах (впоследствии восстановленных) роман стал одним из наиболее значительных произведений советской литературы о войне.
       Второй роман, «Жизнь и судьба», не смог быть опубликованным при жизни писателя — рукописи, машинописи и черновики, даже ленты с пишущих машинок были конфискованы. Произведение было признано антисоветским из-за прямоты авторских суждений о характере советского общества, из-за правдивости изображения нравственно-психологических коллизий, характерных и для годов войны, и для послевоенного времени. Убедившись в невозможности опубликовать роман, Гроссман писал его с несравненно большей свободой, чем «замученный» поправками, вынужденными вставками роман «За правое дело». Критика отмечала, что беспощадная правда выступила в этом произведении с еще большей силой и концентрированностью; что следует даже говорить о двух разных романах, лишь в относительной степени составляющих дилогию.
       В повести «Все течет...» (1989) герой, вернувшийся из многолетней ссылки, куда попал по ложному доносу, не видит принципиальной разницы между недавней тюрьмой и т.н. свободой. Повесть почти бессюжетна и представляет собою обширное философское размышление писателя о порочности общества, построенного на антигуманной основе. Всем ходом рассуждений своего героя писатель проводит мысль о пагубности тоталитарных систем, будь это социалистическое, как в СССР, или национал-социалистическое общество в Германии.

Соч.:
       СС: в 4 т. М., 1998;
       Счастье. М., 1935;
       Рассказы. М., 1937;
       Повести и рассказы. М., 1950;
       За правое дело. М., 1954;
       Повести, рассказы, очерки. М., 1958;
       Старый учитель: Повести и рассказы. М., 1962;
       Добро вам, люди! Жизнь и судьба. М., 1990;
       Все течет...: Поздняя проза. М., 1994.

Лит.:
       Липкин С. Жизнь и судьба Василия Гроссмана; Берзер Анна. Прощание. М., 1990;
       Бочаров А. Василий Гроссман: Жизнь. Творчество. Судьба. М., 1990;
       Лазарев Л. Когда свершился суд времени... // Гроссман В. Все течет...: Поздняя проза. М., 1994. С. 3-8.

А.И.Павловский

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:44:06 UTC