Мориц Юнна Петровна [02.06.1937]

Мориц Юнна Петровна (Пинхусовна)
       [2.6.1937, Киев]
       — поэтесса.
       Окончила Литературный институт им. А.М.Горького в 1961. Первый сборник стихов «Разговор о счастье» вышел в 1957, за ним последовали следующие: «Мыс желания» (1961), «Лоза» (1970), «Суровой нитью» (1974), «Малиновая кошка» (1976), «При свете жизни» (1977), «Третий глаз» (1980), «Синий огонь» (1985), «На этом береге высоком» (1987), «В логове голоса» (1990), «Букет котов» (1997).
       Основные особенности творческой личности Мориц — артистическая страстность, внутренний динамизм, изящная агрессивность и драматизм в восприятии и художественном преображении жизни во всех ее проявлениях,— определились уже в ее раннем творчестве конца 1950-1960-х, резко выделив ее природную и культурную самобытность в плеяде молодых поэтов-шестидесятников, возглавляемой Евг.Евтушенко. В сборнике стихов «Мыс желания», посвященном поэтическому освоению Крайнего Севера и Сибири (Мориц на ледоколе «Седов» пересекла Белое, Карское и Баренцево моря, побывала на Новой Земле, на Таймыре и Диксоне, на сибирских золотых приисках), есть весьма характерное для молодой поэтессы стихотворение «Нерпа» (1956). Сказать, что в нем изображается нерпа, которая, будучи околдованной звуками патефонной музыки, несущейся со зверобойного ледокола, сама самозабвенно несется навстречу своей гибели, было бы не совсем точно, так как нерпа здесь представляет не просто морское животное, а символизирует природную жизнь, которая, будучи зачарованной более высокой, духовной формой жизни — человеческой музыкой, устремляется к этой музыке, не подозревая трагизма такого устремления, контрапунктного соединения в нем воли к жизни и неизбежности смерти. Однако зверобои оказались милосердными к заколдованной музыкой нерпе: «Она ластом волну мешала, / И льдины двигала она. / Казалось, кожа ей мешала, / Как распроклятье колдуна, / И ничего не надо кроме, / Как лечь на палубе бугром / И умолять ценою крови / Расколдовать себя багром. / О чем глаза ее кричали, / Какой в них маялся укор, / Когда от берега отчалил, / Ее не тронув, ледокол? / У бригадира сдали нервы, / И был он добрая душа — / Уплыл, оставя кожу нерпе / Да искус музыки в ушах!»
       Динамизм стихов Мориц родствен балладному динамизму молодого Н.Тихонова. В связи с этой родственностью, вероятно, не случайно, сборник Мориц «Мыс Желания» вышел под его редакцией. В своем последующем творчестве Мориц будет часто обращаться как непосредственно к жанру баллады, так и к балладной напряженности ритма, которая будет чувствоваться и в ее не балладных по жанру стих.
       Динамическое мировосприятие Мориц метафорично и метаморфично. В стихотворении «Творческим взглядом» (1978) поэтесса, сама характеризуя его своеобразие, говорит: «Мой ум в метафорах померк, в метаморфозах!» Творческая энергия автора, его творческая страсть придают метафоре характер динамических метаморфоз, которые внутренне преобразуют тот предмет или то явление жизни, на которые направлено восприятие или, по определению Мориц, «третий глаз» поэта. В световой энергии этого «третьего глаза», этой «лучистой лампады» растворены и сконденсированы чувственное и рациональное, зрительное и музыкальное, плотское и духовное восприятие. Обращаясь к уму своему, Мориц говорит: «Но умственные кудри не сильны / По части вещих снов и дивных музык: / Я буду видеть творческие сны, / А ты не будешь — кругозор твой узок. / Вся тайна в том, что глупость каждый раз / Над разумом кудрявым торжествует, / Как только я открою третий глаз / На то, что для тебя не существует. / Я так его открою широко, / Свой третий глаз, лучистую лампаду, / Что распахнется дальний свет легко, / Давая силу творческому взгляду. / Я буду видеть лепестками губ, / Всей кожей, кровью, плотью долговязой. / Для этой цели ум кудрявый груб / И не чета Поэзии трехглазой!»
       Мориц свойствен дар самопознания особенностей своего многогранного поэтического мировосприятия. Еще в стихотворении «Осень в России» из раннего сборника «Мыс Желания» она писала о себе: «Я слышу звуки в каждом цвете...» В зрелую пору она сама заметит, что в ее творческом взгляде на жизнь парадоксально синтезируются не только зрительное и слуховое восприятие, но и все другие, духовные и сенсуальные, виды восприятия, что она воспринимает жизнь всем своим духовным и телесным существом. Свое кредо она сформулировала в стих. «О жизни, о жизни — только о ней!» (1975). Страстностью и динамизмом, метаморфизмом и единством духовно-чувственного восприятия жизни художественное мировосприятие и стиль Мориц больше всего родственны мировосприятию и стилю М.Цветаевой.
       В раннем творчестве Мориц ее чувственно-духовное, зрительно-музыкальное мировосприятие было более жизнерадостным, чем в зрелую пору. Со временем оно становится более аскетичным и суровым, связанным не столько с восприятием мира природы, сколько с восприятием духовного, культурного, литературного наследия человечества. Духовность в поэзии Мориц всегда крепко связана с реальной, живой, суровой действительностью, в ней нет ничего отвлеченного, бесплотного, религиозно-мистического. Свое мировосприятие зрелой поры Мориц выразительно охарактеризовала в стихотоврении «Суровой нитью» (1973): «Не оттого ль душа моя здорова, / Что нить моей основы так сурова? / Суровой нитью держится мой дух, / Он как бы недоступен для разрух. / В разлуке с кем должна я сохраниться, / Что столь суровой нитью взор и слух / Прижаты к миру, чтоб рубцом родниться, / Суровой нитью и суровым швом / Со всем живым, что есть во всем живом? / С каким неистощимым напряженьем / Поглощена прядильня умноженьем / Суровых нитей в лоне мировом! / Суровой нитью братства скреплена / Я с тем и с той, чья нить еще суровей, / Нет разницы — дружна иль влюблена, / Сурова нить, вынослива она, / Равно длинна для дружб и для любовей».
       Мориц много переводит, пишет рассказы, стихи для детей. Ее материнские чувства, глубоко личностные, своеобычные, хорошо выражены в стихотворении «Колыбельная» (1979).

Соч.:
       Избранное / вступ. статья Евг.Сидорова «О поэзии Юнны Мориц». М., 1982;
       С языка поэзии — на язык поэзии: [О переводах поэзии] // Литературная газета. 1985. №27. 3 июля;
       Когда мы были молодые и чушь прекрасную несли // Литературная газета. 1998. №8. 25 февр.;
       Таким образом: Стихотворения: [С иллюстрациями автора]. СПб., 2000.

Лит.:
       Рунин Б. Поэзия высоких широт: [О сб. стихов М. «Мыс Желания»] // День поэзии: 1962. М., 1962;
       Марченко А. Контуры мечты // Литературная газета. 1962. 13 мая;
       Ришина И. ...Это и есть волшебство // Литературная газета. 1978. 8 марта;
       Григорьян Л. Ведь нет ничего, кроме жизни, кругом...: [рец. на кн. стихов «При свете жизни»] // Нева. 1978. №10;
       Ермилова Б. По части вещих снов... // Литературная газета. 1981. 5 авг.;
       Новиков Вл. Ритм души // Литературная газета. 1981. 5 авг.;
       Чупринин С. Юнна Мориц: над уровнем жизни // Чупринин С. Крупным планом. Поэзия наших дней: проблемы и характеристики. М., 1983;
       Вознесенский А. Мнемозина на метле // Вознесенский А. СС: в 2 т. Т.2. М., 1984;
       Новиков Вл. Голос: О стихах Юнны Мориц // Октябрь. 1988. №10;
       Бирюков С. Принцип доверчивости // Дететская литература. 1989. №3;
       Фаликов И. Сильным — жизнь, слабым — смерть // Литературная газета. 1997. 1 окт.

М.Ф.Пьяных

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:43:50 UTC