Смидович Викентий Викентьевич [16.01.1867-03.06.1945]

Вересаев (настоящая фамилия Смидович) Викентий Викентьевич
       [4(16).1.1867, Тула — 3.6.1945, Москва]
       — писатель, поэт-переводчик, литературовед.
       Родился в семье врача. Его родители, Викентий Игнатьевич и Елизавета Павловна Смидовичи, большое значение придавали религиозно-нравственному воспитанию детей, формированию у них чувства ответственности перед людьми и самими собой. Еще в годы учебы в Тульской классической гимназии Вересаев всерьез увлекается историей, философией, физиологией, проявляет живой интерес к христианству и буддизму.
       Окончив гимназию с серебряной медалью, Вересаев в 1884 поступает на филологический факультет Петербургского университета (историческое отделение). Первое выступление Вересаева в печати относится к 1885, когда он (под псевдонимом В.Викентьев) опубликовал в журнале «Модный свет и модный магазин» стихотворение «Раздумье». Началом своей настоящей литературной работы Вересаев неизменно считал рассказ «Загадка» (1887), в котором затронута тема преодоления человеком одиночества, зарождения в нем отваги, воли к жизни и борьбе. «Пускай нет надежды, мы и самою надежду отвоюем!» — таков лейтмотив рассказа.
       После успешного завершения учебы на филологическом факультете Вересаев в 1888 поступает в Дерптский (ныне — Тартуский) университет на медицинский факультет. В автобиографии он так объяснял это решение: «Моею мечтою было стать писателем, а для этого представлялось необходимым знание биологической стороны человека, его физиологии и патологии; кроме того, специальность врача давала возможность близко сходиться с людьми самых разнообразных слоев и укладов». В Дерпте были написаны рассказы «Порыв» (1889), «Товарищи» (1892).
       Наиболее значительным произведением этого периода является повесть «Без дороги» (1894), которой В., по его словам, вступил в «большую» литературу. Герой повести, земский доктор Чеканов, выражает мысли и настроения того поколения интеллигентов, у которого, как считал тогда Вересаев, «ничего нет»: «Без дороги, без путеводной звезды, оно гибнет невидно и бесповоротно... Безвременье придавило всех, и напрасны отчаянные попытки выбиться из-под его власти». Одной из определяющих в повести следует считать мысль героя и самого автора о «пропасти», разделяющей народ и интеллигенцию: «Мы всегда были им чужды и далеки, их ничто не связывало с нами. Для них мы были людьми другого мира...» Финал повести тем не менее неоднозначен. Чеканов, жертва эпохи «безвременья», неотвратимо погибает, исчерпав весь свой духовный потенциал, испробовав все «рецепты». Но умирает он с призывом к новому поколению «много и упорно работать», «искать дорогу». Несмотря на некоторый схематизм повествования, произведение вызвало широкий интерес у читателей и критики.
       Окончив в 1894 Дерптский университет, Вересаев приезжает в Тулу, где занимается частной врачебной практикой. В том же году он отправляется в Петербург и становится ординатором Боткинской больницы. В это время Вересаев начинает серьезно интересоваться марксистскими идеями, знакомится с марксистами.
       В 1897 он пишет повесть «Поветрие», основу которой составляет напряженный спор-диалог между молодыми марксистами (Наташа Чеканова, Даев) и представителями народнической интеллигенции (Киселев, доктор Троицкий). Тезису об «исторической необходимости», которой следует не только подчиниться, но и содействовать, доктор Троицкий противопоставляет мысль о том, что «нельзя гоняться за какими-то отвлеченными историческими задачами, когда кругом так много насущного дела», «жизнь сложнее всяких схем».
       Вслед за «Поветрием» Вересаев создает серию рассказов о деревне («Лизар», «В сухом тумане», «В степи», «К спеху» и др.). Вересаев не ограничивается описанием бедственного положения крестьян, он хочет правдиво запечатлеть их мысли, нравы, характеры. Уродливость нищеты не заслоняет и не отменяет у него идеала природного и человеческого. В рассказе «Лизар» (1899), особо отмеченном Чеховым, социальная тема «сокращения человека» (бедняк Лизар сожалеет о «переизбытке» людей на клочке земли и ратует за то, чтобы «почистить народ», тогда «жить свободнее станет») переплетается с мотивами вечного торжества природной жизни («Жить, жить,— жить широкой, полной жизнью, не бояться ее, не ломать и не отрицать себя,— в этом была та великая тайна, которую так радостно и властно раскрывала природа»). По манере повествования рассказы Вересаева о деревне близки очеркам и рассказам Г.Успенского (особенно из книги «Власть земли»). Вересаев не раз отмечал, что Г.Успенский был его любимым русским писателем.
       В 1900 Вересаев закончил одно из самых известных своих произведений, над которым работал с 1892,— «Записки врача». Основываясь на своем личном опыте и опыте своих коллег, Вересаев с тревогой констатировал: «Люди не имеют даже самого отдаленного представления ни о жизни своего тела, ни о силах и средствах врачебной науки. В этом — источник большинства недоразумений, в этом — причина как слепой веры во всемогущество медицины, так и слепого неверия в нее. А то и другое одинаково дает знать о себе очень тяжелыми последствиями». Один из критиков, назвавший книгу «заявлением о прекрасном беспокойстве русской совести», свидетельствовал: «Человеческий муравейник весь всколыхнулся и заволновался перед исповедью молодого врача, который <...> изменил профессиональной тайне и вынес на свет Божий и орудия борьбы, и психику врача, и все противоречия, перед которыми изнемогал он сам». В этой исповеди отразились все основные черты творчества Вересаева: наблюдательность, беспокойный ум, искренность, независимость суждений. Заслугой писателя стало и то, что многие вопросы, над которыми бьется герой «Записок», рассматриваются им не только в сугубо медицинском, но и в этическом, социально-философском плане. Все это обеспечило книге огромный успех. Форма «Записок врача» представляет собой органичное соединение беллетристического повествования и элементов публицистики.
       Вересаев стремится расширить сферу художественного отражения жизни. Так, он пишет состоящую из двух частей остросоциальную повесть «Два конца» (1899-03). В образе ремесленника Колосова («Конец Андрея Ивановича») Вересаев хотел показать рабочего-мастерового, в глубине души которого «было что-то благородное и широкое, тянувшее его на простор из тесной жизни». Но все благие порывы героя никак не согласуются с мрачной реальностью, и он, измученный безысходными противоречиями, погибает.
       Повесть «На повороте» (1901) явилась очередной попыткой Вересаева осмыслить русское революционное движение. Здесь вновь сталкиваются мнения тех, кому найденный революционный путь кажется книжным, надуманным (Токарев, Варвара Васильевна), и тех, кто безоглядно верит в революцию (Таня, Сергей, Борисоглебский). Для позиции самого писателя накануне первой русской революции были характерны сомнения в том, что люди созрели для «взрывного» переустройства общества; ему казалось, что человек еще очень несовершенен, в нем слишком сильно биологическое начало.
       Летом 1904 Вересаев в качестве врача был призван в армию и до 1906 находился в Маньчжурии, на полях русско-японской войны. Свои мысли, впечатления, переживания, связанные с этими событиями, он отразил в цикле «Рассказы о японской войне» (1904-06), а также в книге, написанной в жанре записок,— «На войне» (1906-07). Это были своеобразные «записки врача», в которых В. запечатлел весь ужас и страдания войны. Все описанное подводило к мысли о том, что нелепости общественного устройства достигли угрожающих размеров. В. все больше размышляет о реальных путях преображения действительности и человека. Результатом этих раздумий стала повесть «К жизни» (1908), в которой нашла первоначальное воплощение вересаевская концепция «живой жизни». В. так объяснял замысел повести: «В долгих исканиях смысла жизни я в то время пришел, наконец, к твердым, самостоятельным, не книжным выводам, <...> давшим собственное <...> знание,— в чем жизнь и в чем ее "смысл". Я захотел все свои нахождения вложить в повесть...» Герой повести, Чердынцев, поглощен поисками смысла жизни для всех людей. Он хочет уяснить, насколько радость и полнота бытия человека зависят от внешних условий и обстоятельств. Пройдя долгий путь опыта, исканий, сомнений, Чердынцев обретает твердую веру: смысл жизни — в самой жизни, в самом природном течении бытия («Вся жизнь сплошь была одною непрерывно развертывающейся целью, убегавшею в солнечную ясную даль»). Ненормальное устройство общества часто лишает жизнь человека этого изначального смысла, но он есть, его нужно уметь чувствовать и хранить в себе. В. поражало то, «как люди способны калечить своими нормами и схемами живую человеческую жизнь» («Записи для себя»).
       Основные темы и мотивы повести нашли развитие в философско-критическом исследовании, которому Вересаев дал программное название — «Живая жизнь». Первая его часть посвящена творчеству Л.Толстого и Ф.Достоевского (1910), вторая — «Аполлон и Дионис» — главным образом анализу идей Ф.Ницше (1914). Вересаев противопоставляет Толстого Достоевскому, признавая, однако, правду за обоими художниками. Человек для Достоевского, считает Вересаев,— «вместилище всех самых болезненных уклонений жизненного инстинкта», а жизнь — «хаотическая груда разъединенных, ничем между собою не связанных обломков». В Толстом, напротив, он видит здоровое, светлое начало, торжество «живой жизни», которая «представляет высочайшую ценность, полную таинственной глубины». Книга представляет несомненный интерес, но нужно учитывать, что В. порой «подгоняет» идеи и образы писателей под свою концепцию.
       События 1917 Вересаев воспринял неоднозначно. С одной стороны, он увидел силу, пробудившую народ, а с другой — стихию, «взрыв» подспудных темных начал в массах. Тем не менее Вересаев довольно активно сотрудничает с новой властью: он становится председателем художественно-просветительской комиссии при Совете рабочих депутатов в Москве, с 1921 работает в литературной подсекции Государственного ученого совета Наркомпроса, а также является редактором художественного отдела журнала «Красная новь». Вскоре его избирают председателем Всероссийского союза писателей. Главный творческий труд тех лет — роман «В тупике» (1920-23), одно из первых произведений о судьбах русской интеллигенции в годы Гражданской войны. Писателя волновала в романе тема крушения традиционного гуманизма. Он осознавал неизбежность этого крушения, но принять не мог.
       После этого романа Вересаев на некоторое время отдаляется от современности.
       В мае 1925 в письме М.Горькому он сообщает: «Я махнул рукою и занялся изучением Пушкина, писанием воспоминаний,— самое стариковское дело».
       В 1926 Вересаев выпускает 2-томное издание «Пушкин в жизни», дающее богатый материал для изучения биографии поэта. Это свод биографических реалий, почерпнутых из различных документов, писем, мемуаров.
       В начале 1930-х по предложению М.Булгакова приступил к совместной работе над пьесой о Пушкине; впоследствии работу эту оставил из-за творческих разногласий с М.Булгаковым. Результатом дальнейшей работы Вересаева стали книги «Гоголь в жизни» (1933), «Спутники Пушкина» (1937).
       В 1929 выходят «Гомеровы гимны», сборников переводов (Гомер, Гесиод, Алкей, Анакреон, Платон и др.). За эти переводы Вересаев был удостоен РАН Пушкинской премии.
       В 1928-31 Вересаев работает над романом «Сестры», в котором стремился показать реальную повседневную жизнь молодых интеллигентов и рабочих в эпоху первой пятилетки. Одну из существенных закономерностей того времени героиня романа Лелька Ратникова сформулировала для себя так: «...тут есть общий какой-то закон: кто глубоко и сильно живет в общественной работе, тому просто некогда работать над собою в области личной нравственности, и тут у него все очень путанно...» Роман, однако, получился несколько схематичным: Вересаев осваивал новую действительность скорее идеологически, нежели художнически.
       В 1937 Вересаев начинает огромную работу по переводу «Илиады» и «Одиссеи» Гомера (более 28000 стихов), которую завершает уже через четыре с половиной года. Перевод, близкий духу и языку подлинника, был признан знатоками серьезным достижением автора. Изданы были переводы уже после смерти писателя: «Илиада» — в 1949, а «Одиссея» — в 1953.
       В последние годы жизни Вересаев создает в основном произведения мемуарных жанров: «Невыдуманные рассказы», «Воспоминания» (о детстве и студенческих годах, о встречах с Л.Толстым, Чеховым, Короленко, Л.Андреевым и др.), «Записи для себя» (по словам автора, это «нечто вроде записной книжки, куда входят афоризмы, отрывки из воспоминаний, различные записи интересных эпизодов»). В них отчетливо проявилась та «связанность с жизнью», к которой Вересаев всегда тяготел в своем творчестве. В предисловии к «Невыдуманным рассказам о прошлом» он писал: «С каждым годом мне все менее интересными становятся романы, повести и все интереснее — живые рассказы о действительно бывшем...» Вересаев стал одним из родоначальников жанра «невыдуманных» рассказов-миниатюр в советской прозе.
       Упорно доискиваясь правды в вопросах, которые его волновали, Вересаев, завершая свой творческий путь, по праву мог сказать о себе: «Да, на это я имею претензию,— считаться честным писателем».

Соч.:
       ПСС: в 12 т. М., 1928-29;
       СС: в 5 т. М., 1961;
       Соч.: в 2 т. М., 1982;
       Пушкин в жизни. М., 1925-26;
       Спутники Пушкина. М., 1937;
       Гоголь в жизни. М,, 1933; 1990;
       Невыдуманные рассказы. М., 1968;
       Тула, 1979;
       В тупике. Сестры. М., 1990.

Лит.:
       Вржосек С. Жизнь и творчество В.В.Вересаева. П., 1930;
       Силенко А.Ф. В.В.Вересаев: Критико-биографический очерк. Тула, 1956;
       Гейзер И. М.В.Вересаев: Писатель-врач. М., 1957;
       Вровман Г.В. В.В.Вересаев: жизнь и творчество. М., 1959;
       Бабушкин Ю. В.В.Вересаев. М., 1966;
       Нольде В.М. Вересаев: жизнь и творчество. Тула, 1986.

В.Н.Быстров

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:43:04 UTC