Мелихов Александр Мотельевич [29.07.1947]

Мелихов (настоящая фамилия Мейлахс) Александр Мотельевич (Мотелевич)
       [29.7.1947, г.Россошь Воронежской обл.]
       — прозаик, публицист, литературный критик.
       Отец — учитель истории и английского языка, мать — учительница физики. В 1936 отец Мелихова был репрессирован по обвинению в троцкизме, 5 лет отсидел в воркутинских лагерях, потом был выслан в Казахстан, где в Кустанае Мелихову и пришлось оканчивать заочно среднюю школу (1964).
       В 1969 призер Всесибирской олимпиады по физике становится студентом математико-механического факультета ЛГУ. По окончании поступает в аспирантуру и в 1974 защищает кандидатскую диссертацию на тему «Стабилизация линейных управляемых систем при наличии неопределенности».
       С 1969 Мелихов — научный сотрудник НИИ вычислительной математики и процессов управления, автор более 60 научных работ. В «Автобиографии» Мелихов напишет: «Математику всегда любил, возвращался к ней после мерзопакостей литературы, будто в чистый дом после зала ожидания» (Писатели России. Автобиографии современников. М., 1998. С.314).
       Первая повесть «Весы для добра» была закончена в 1974, но опубликована в журнале «Аврора» только в 1989 из-за неактуальности для советского читателя размышлений главного героя о смысле жизни. Поэтому первой публикацией стал рассказ «Инцидент» («Север», 1979; под подлинной фамилией). Уже в нем обозначились основные черты творческой индивидуальности молодого прозаика: достаточно четко очерчивались контуры традиционного для Мелихова бессобытийного сюжета, появился любимый и почти автобиографический герой-интеллигент, рефлексия которого — предмет серьезнейшего художественно-психологического исследования, проявились неспешность повествовательной манеры и особое внимание к детали, фиксировавшейся в неповторимой метафоре. Это повествование о том, как ничего не случилось с неблагополучным, неудачливым, одиноким, молодым литератором, которого на улице нечаянно останавливает лихая компания. Но почти сразу же, осознав ошибку, отпускает убогого. Не случившееся и становится поводом для мучительной рефлексии персонажа, скрупулезно исследуемой молодым прозаиком.
       Первый сборник Мелихова «Провинциал», несмотря на удачный журнальный дебют Мелихова, увидел свет только в эпоху Горбачева (1986). Ленинградское отделение издательства «Советский писатель» включило в него под новым названием («Аванпост прогресса») и рассказ «Трактат о бане», из-за которого в 1982 Ленинградский обком КПСС приостановил издание этого сборника.
       Широкая известность пришла к Мелихову после публикации «Исповеди еврея» (1994, журнальный вариант «Изгнание из Эдема» // Новый мир. 1994. №1). А.Житинский, автор предисловия к первому отдельному изданию «Исповеди», объяснял ее необычайную популярность «бесстрашием» Мелихова, заглянувшего туда, «куда мы предпочитаем не смотреть», подразумевая, видимо, в первую очередь национальную проблему. Но сам Мелихов уточняет: «проблема еврейства — только вход в проблему одиночества, отверженности от чего-то, что неизмеримо мощнее и долговечнее тебя» (Цит. по: Елагина Е.— С.15). Современного читателя в большей степени интересуют поднятые Мелиховым проблемы социальной психологии, содержания и назначения художественного творчества.
       С «Изгнания из Эдема» Мелихов становится «новомирским автором», пользуется постоянным вниманием литературной критики, активно публикуется: «Горбатые атланты, или Новый Дон Кишот» (первое название «Евангелие от Сабурова») — 1995; «Роман с простатитом» — 1997; «Нам целый мир чужбина» — 2000; «Любовь к отеческим гробам» — 2001; «Чума» — 2003.
       Критика, констатируя отнесенность Мелихова к создателям «интеллектуальной прозы» от Ф.М.Достоевского до Т.Манна и А.Камю, неоднократно отмечала многопроблемность, особого рода автобиографизм и очевидную структурную общность романов зрелого Мелихова. Во всех нашумевших мелиховских романах повествование представляет собой сплошной поток воспоминаний-размышлений героя-идеолога, к которому стягивается вся композиция. «Уровень энергетики "я" держит текст» (А.Агеев). Но важен не только и не столько сам страдающий, ищущий, мятущийся интеллектуал, сколько необычайно содержательная «некая глобальная философско-экзистенциальная оппозиция», только разворачивающаяся с появлением каждого нового романа. В «Исповеди еврея» это независимая личность и сплоченный народ-коллектив, причем противостояние завершается почти невероятной победой личности; в «Горбатых атлантах» «перья летят уже от личности, которая движется к самоубийству»; в «Романе с простатитом» «оппозиция духа и тела» (Е.Иваницкая) или «натуры и культуры» (А.Агеев). Сам прозаик, подводя черту под дискуссиями, обобщает, повторяет, что видит свою задачу в создании модели человеческой судьбы, суть которой и есть пульсирование разных вариантов оппозиции, в которые втягивается человек, живущий в эпоху крушения коллективных фантомов.
       В художественной оценке этой эпохи писателю Мелихову свойственны точность, максимализм и даже некоторая категоричность, проявляющиеся в особой «мелиховской» афористичности, в специфическом семантическом наполнении неизбежных для него ключевых слов — своеобразных констант художественной философии. Так, после романа «Нам целый мир чужбина» в публицистический словарь начала третьего тысячелетия вполне могло бы быть включено понятие «мастурбационной культуры» — «М-культуры, желающей обслуживать только себя», заменившей постижение мира «самовыражением, а деяние — переживанием» (Любовь к отеческим гробам // Новый мир. 2001. №9. С.11).
       Скрытой творческой декларацией можно считать избранный прозаиком псевдоним (Мелихов от «Мелихово») — признание изначальной ориентации на художественную философию А.П.Чехова. Глубинное, сущностное следование чеховской традиции реализуется в художественных текстах Мелихова на уровне отношения к герою, к читателю. Мелихов не плачет над своими неудачниками, не сострадает безоглядно обиженному и униженному народу или человеку только потому, что это народ или человек. Мелихов — не романтик, он аналитик, человек реалистического рассудка, ожидающий, даже требующий от окружающих деяния. Но при всей требовательности, даже жесткости, при всем своем так часто декларируемом рационализме Мелихов не уничтожает своих героев за проявления сентиментальности.
       С другой стороны, даже псевдоним писателя амбивалентен: «"Мейлах" — это переиначенный "мелих", а "мелих" — это "царь" по-древнееврейски» (Мелихов А. Глумление над собственным отчаяньем // Вопросы литературы. 2000. №5. С.228).
       Серьезный материал для размышлений над творческим и гражданским кредо писателя — его публицистика (Узники свободы // Литературная газета. 1996.18 сент.), литературно-критические эссе и статьи, посвященные в основном писателям-современникам (хотя Мелихов опубликовал ряд работ о классиках: Пушкине, Лермонтове, Гоголе, Свифте, Байроне и др.).
       Писатель ведет активную общественную деятельность: он один из инициаторов создания в Петербурге общества «Круг» — организации волонтерской помощи самоубийцам; один из разработчиков программы и яркий пропагандист школьного курса «Мировая художественная культура» (премия «Серебряное перо» присуждена ему в 1999 «Учительской газете» за публицистические статьи, посвященные именно этому вопр.).
       Одно из важнейших направлений работы писателя — радиожурналистика. В радиопублицистике Мелихов исследует тему противостояния человеческого духа ужасающим обстоятельствам повседневности. Со значительной степенью уверенности можно говорить о том, что публицистика и общественная деятельность стали способом собирания материала для одного большого романа Мелихова, который он создает уже почти 20 лет,— романа о «пределах "работоспособности"... рационалистического гуманизма» (А.Агеев).

Соч.:
       Провинциал. Л., 1986;
       Весы для добра. П., 1989;
       Исповедь еврея. СПб., 1994;
       Горбатые атланты, или Новый Дон Кишот. СПб., 1995;
       Роман с простатитом. СПб., 1997;
       Нам целый мир чужбина. СПб., 2003;
       Чума. М., 2003.

Лит.:
       Агеев А. Странствующий гуманист // Знамя. 1977. №12;
       Новиков В. Мелихов Александр Мотелевич // Новиков В. Заскок. М., 1997. С.256-260;
       Немзер А. Отменно тонко и умно // Немзер А. Литературное сегодня. М., 1988. С.275-279;
       Иваницкая Е. Лишний человек нашего времени // Знамя. 2000. №1;
       Сердюченко В. Русская проза на рубеже третьего тысячелетия // Вопросы литературы. 2000. №4;
       Елагина Б. Александр Мелихов — хранитель фантомов // Дело. 2004. №4. 9 февр.

Н.С.Цветова

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:42:16 UTC