Пешков Алексей Максимович [28.03.1868-18.06.1936]

Горький Максим (настоящее имя Алексей Максимович Пешков)
       [16(28).3.1868, Нижний Новгород — 18.6.1936, Горки-10, Московской обл.]
       — писатель, драматург, публицист, общественный деятель.
       Личность и творчество Горького стали объектом постоянного интереса мировой читательской аудитории XX в., предметом «неомифотворчества».
       Ранние детские годы Горького, вопреки апокрифическим сказаниям о «босяческом» происхождении писателя, прошли в среде, далеко отстоящей от «дна» тогдашнего российского общества, впоследствии столь красочно описанного Горьким. Отец Горького, Максим Савватеевич Пешков, был ярким, одаренным человеком; сын разжалованного за жестокое обращение с нижними чинами офицера, бежавший из дома и поступивший учеником к драпировщику, он к 30 годам становится управляющим астраханской конторой пароходства И.Колчина. Мать Горького, Варвара Васильевна, урожденная Каширина, была дочерью нижегородского купца В.В.Каширина, старшины городского красильного цеха, неоднократно избиравшегося депутатом Нижегородской думы. Несмотря на то что родители Горького обвенчались вопреки желанию отца невесты, «увозом», конфликт между семьями вскоре был благополучно разрешен.
       Безвременная смерть отца, скончавшегося от холеры (он заразился ею, выхаживая заболевшего сына) летом 1871, открывает ряд трагических событий, связанных с детскими и отроческими годами будущего писателя. Помимо прочего, смерть отца стала причиной отчуждения матери от маленького сына, которого она считала невольным виновником ее неудавшейся жизни (об этом сам Горький писал в автобиографических заметках, носящих характерное название: «Изложение фактов и дум, от взаимодействия которых отсохли лучшие куски моего сердца» (1893)).
       С 4 лет Горький воспитывался в семье деда; мать вскоре после переезда в Нижний Новгород вторично вышла замуж за Е.В.Максимова, обедневшего дворянина, моложе ее, человека слабохарактерного и бесталанного; брак был крайне неудачен, и в 1879, 35 лет от роду, мать Горького скончалась от скоротечной чахотки.
       Дед Горького, Василий Васильевич Каширин, несмотря на то что его необузданный, деспотический характер служил постоянным источником семейных ссор и неурядиц, тяжело отразившихся на внуке, по-своему любил его и стремился обеспечить его будущее.
       С 6 лет Горький учил с дедом церковно-славянскую грамоту, затем — гражданскую.
       В 1877 Горький поступил в Нижегородское Кунавинское училище, где проучился до 1879, получив при переходе в 3-й класс похвальную грамоту за «отличные перед прочими успехи в науках и благонравие» (хранится в музее М.Горького в Нижнем Новгороде). Однако бесконечные неудачи, преследовавшие семью Кашириных с начала 1870-х (раздел имущества между стариками Кашириными и их сыновьями, приведший к краху предприятия, неудачные финансовые операции деда), стали в конце концов причиной полного разорения, которое дед перенести не смог: растеряв все, что было у него, впавший в совершенную нищету, В.В.Каширин заболел душевной болезнью.
       С 1879 Горький, 11 лет от роду, вынужден был оставить за недостатком средств училище и пойти обучаться ремеслу, «в люди». Тем не менее, говоря о детских годах будущего писателя, нельзя не видеть, что формирование его происходило в условиях, более сопоставимых с условиями воспитания выходца из среды купечества, нежели «самородка», явившегося силою своего природного таланта из действительных «низов» общества. Это необходимо учитывать, тем более что в дальнейшем, встречаясь, волею случая, с самыми разными людьми, в т.ч. с представителями пресловутого «дна», «золоторотцами», ставшими персонажами его ранних произведений, Горький очевидно дистанцировался, отстранялся от подобной среды, находя в себе возможности созерцать ее со стороны, взглядом наблюдателя-аналитика. Рассказчик Максим Савватеев, выступающий в большинстве рассказов «босяческого цикла» («Коновалов», «Супруги Орловы», «Мой спутник» и др.), названный так, конечно, в память об отце, оказывается очевидно-отчужденным свидетелем проходящих перед его глазами сцен «экзотической» для интеллигентного человека жизни ночлежек, притонов, промыслов и т.п. Попытки отождествления Горького с его героями-«босяками», бытовавшие в читательской (а подчас и в критической и научной) среде, порождены не столько произведениями Горького, сколько стремлением создать мелодраматическую легенду, своего рода социальную «формулу» века — о «пролетарии», достигшем вершин писательской популярности и славы.
       За 5 лет (1879-84) юный Горький меняет несколько мест «ученичества» — в обувной лавке, чертежной и иконописной мастерских, на пароходной кухне и пр. Большое влияние на Горького, как позже укажет он в «Автобиографии», оказала встреча с поваром парохода «Добрый» М.А.Смурым, одержимым страстью к собиранию книг. «У Смурого был целый сундук, наполненный преимущественно маленькими томиками в кожаных переплетах,— вспоминал Горький,— и это была самая странная библиотека в мире. Эккартсгаузен лежал рядом с Некрасовым, Анна Радклиф — с томом "Современника", тут же была "Искра" за 1864 год, "Камень веры" и книжки на малорусском языке» (Автобиография, 1897). Совместное чтение этой «самой странной в мире библиотеки» (собиратель которой, как ни удивительно, был малограмотен) выработало у Горького привычку к систематическому самообразованию; впоследствии целый ряд мемуаристов единодушно отмечали огромную начитанность Горького в самых разных областях человеческого знания, совершенное знакомство писателя как с русской, так и с зарубежной словесностью. С другой стороны, знакомство с книгами духовного и мистического содержания, находившимися в библиотеке Смурого, повлияло на формирование мировоззрения Горького. Прежде всего, нужно указать на связь антропоцентрических мотивов в произведениях Горького с антропософией франкмасонов (свидетельство мемуариста о больших познаниях Горького в этой области уже в 1889 находим, например, в кн.: Георгиевичи. М. Горький: Его значение в русской жизни и литературе. Одесса, 1903).
       Летом 1884 16-летний Горький едет в Казань в надежде поступить в университет. Однако за недостатком средств он ограничивается активным общением со студентами, посещениями кружков самообразования, сходок и т.п., зарабатывая в то же время себе на жизнь поденной работой — чернорабочим, грузчиком, пекарем. Неустроенность в быту, личные неурядицы (в т.ч. неудавшийся любовный роман) приводят Горький к душевному кризису, завершившемуся попыткой самоубийства (дек. 1887).
       С лета 1888 по окт. 1892 происходят знаменитые впоследствии странствия Горького «по Руси». За 4 года Горький исходил всю Южную Россию — от Астрахани до Москвы, побывал в Южной Бессарабии, в Крыму и на Кавказе. Он батрачил в деревнях, работал на рыбных и соляных промыслах, был мойщиком посуды, служил железнодорожным сторожем и работником ремонтных мастерских. Однако кочевой образ жизни не препятствовал окончательному становлению интереса Горького к творчеству, общественно-политическим и философским проблемам. В эти годы Горький приобретает немало знакомств в среде творческой интеллигенции, переживает увлечение народничеством, толстовством и социал-демократическими учениями, пишет стихи и прозу. В сент. 1892 в газете «Кавказ» (Тифлис) появляется его рассказ «Макар Чудра», подписанный псевдонимом М.Горький.
       Своим «литературным крестным» Горький считал В.Г.Короленко, с которым познакомился в 1890. При содействии Короленко Горький публикует в 1893-94 ряд своих произведений в приволжских газеты., а в 1895-1996 становится постоянным сотрудником «Самарской газеты», где выступает в качестве фельетониста (около 200 фельетонов за подписью Иегудиил Хламида), очеркиста, рецензента, автора рассказов («Песня о Соколе», «На плотах», «Старуха Изергиль», «Однажды осенью» и др.). Тогда же Горький знакомится с корректором «Самарской газеты» Екатериной Павловной Волжиной (1878-1965), которая в 1896 становится его женой.
       В 1896-97 Горький продолжает журналистскую деятельность в газете «Нижегородский листок», однако из-за резкого ухудшения здоровья (обострение туберкулеза легких) в 1897 переезжает с женой на юг, в Крым, а затем — в с. Максатиха Полтавской губ. Летом у Горького рождается сын Максим (1897-1934).
       С начала 1898 Горький вновь возвращается в Нижний Новгород, где работает над составлением 2-томного сборника «Очерки и рассказы».
       Хотя к моменту выхода этого сборника (изд. С.П.Дороватовского и А.П.Чарушникова, СПб., 1898. Март-апр.) произведения Горького уже неоднократно появлялись в столичной печати (в 1895 в журнале «Русское богатство» — рассказ «Челкаш», в 1897 — рассказы «Мальва» в «Северном вестнике» и «Супруги Орловы» в «Русской мысли», успех «Очерков и рассказов» превзошел все мыслимые ожидания. Огромные по тем временам тиражи (на следующий год потребовалось новое издание, включившее 3-й том), обширнейшая критика, ожесточенные дискуссии, выходящие далеко за границы собственно лит. споров, в одночасье сделали из дебютанта одного из самых популярных и влиятельных писателей России. Критики единодушно оценивали появление «Очерков и рассказов» как значительное событие в общественно-культурной жизни русского общества, момент его духовного самоопределения. Особое место в дискуссии, развернувшейся вокруг произведений Горького, заняли интерпретации «босяческой» тематики, играющей значительную роль в «Очерках и рассказах». Целый ряд авторов (Н.К.Михайловский, М.Гельрот, Н.Я.Стечкин, М.О.Меньшиков и др.) указывали на несомненную близость художественного мира Горький к утопии «сверхчеловека» Ф.Ницше (с идеями Ницше Горький познакомился на рубеже 1880-90-х). Как своеобразную версию «ницшеанства» оценили современники отчетливо выраженное в раннем творчестве Горького тяготение к «эстетическому» началу жизни, к «внешней», физической красоте, не подпадающей под оценочные этические категории «добра» и «зла». Это дало повод критикам, близким к символизму (Аким Волынский), рассматривать творчество Горький как явление родственного символизму характера. К этому же подвигала и проповедь «увлекающей лжи» в пику «ненужной правде», легшая в основу эстетической концепции раннего Горький (в программных рассказах «О Чиже, который лгал, и о Дятле — любителе истины», «Читатель»). С другой стороны, критики отмечали и присутствие в горьковских рассказах традиционной для реалистической традиции 1860-70-х «альтруистической» тематики, понятой, однако, Горький в «декадентском» духе — как способ эстетического самовыражения его героев, жаждущих «подвига» («Старуха Изергиль», «Супруги Орловы», «Челкаш»).
       В общем, спор о творчестве Горького в 1898-1901 превратился в спор о духовной состоятельности русской интеллигенции «конца века», охваченной «декадентским» — ревизионистским и революционным — стремлением к тотальной «переоценке всех ценностей», интеллигенции, чей образ был опознан современниками в горьковских «босяках», людях «вне общества». «Все они недовольны порядком вещей...— писал М.О.Меньшиков.— Все они скептики и материалисты, свободные мыслители, отрицающие культурные предрассудки... Что же такое г.Горький? Это перебежавшая яркая искра между двумя интеллигенциями, верхней и нижней,— соединяющая их в грозовое "безумство храбрых"» (Книжки «Недели». 1900. №10).
       Необходимо, впрочем, заметить, что, увлеченные поиском «ницшеанских» и «декадентских» истоков раннего горьковского творчества, критики-современники не сумели а полной мере оценить трагизм худож. мировоззрения автора «Очерков и рассказов», порожденный неразрешимым конфликтом «злой красоты» и «некрасивого добра» в его художественном мире. Так, специфическая ирония раннего Горький, «черный юмор» таких произведений, как «Однажды осенью», «Челкаш», «Супруги Орловы», «Мальва» и многих других,— результат эстетического осмысления дисгармонии «красоты» и «истины» в «босяческом» бытии.
       В 1899-1906 Горький становится ведущей фигурой в общественно-культурной жизни России. Он поддерживает тесные дружеские отношения с А.П.Чеховым, И.Е.Репиным, Ф.И.Шаляпиным, знакомится с Л.Н.Толстым, А.Ф.Кони, Н.К.Михайловским, Д.С.Мережковским, Н.Ф.Анненским, М.И.Туган-Барановским и другими виднейшими представителями творческой и научной интеллигенции. Вокруг Горького образуется сплоченная группа писателей-«неореалистов» (Л.Н.Андреев, И.А.Бунин, Е.Н.Чириков, А.И.Куприн, В.В.Вересаев и др.), которых Горький привлекает к своим литературно-общественным начинаниям.
       С осени 1898 Горький становится идейным руководителем журнала «Жизнь», а с сент. 1900 — издательского товарищества «Знание». Последнее в 1904-13 выпускает (при непосредственном руководстве Горького) 40 сборников новейшей русской неореалистической литературы, которые стали эпохой в становлении русского искусства XX в.
       25 февр. 1902 Горький избирается почетным академиком поразряду изящной словесности; аннулирование результатов выборов под нажимом властей спровоцировало ответные демонстративные акции со стороны Короленко и Чехова,отказавшихся в знак протеста от званий почетных академиков.
       С 1902 по 1905 Горький становится постоянным автором МХТ; триумфальная премьера пьесы Горького «На дне» (18 дек. 1902) стала, наряду с триумфом чеховской «Чайки», вехой в истории театра. Огромную роль в жизни Горький сыграло и знакомство в 1900 с М.Ф.Андреевой (настоящая фамилия Желябужская, урожденная Юрковская, 1872-1953), которая после разрыва Горького с Е.П.Пешковой в 1903\tab (в 1904 Горький окончательно покидает Нижний Новгород) стала гражданской женой писателя. Одна из самых красивых актрис МХТ, обладавшая незаурядным артистическим дарованием, М.Ф.Андреева была в то же время убежденной марксисткой, тесно связанной с РСДРП (в 1904 она вступила в партию, ранее — с 1897 — участвовала в деятельности марксистских кружков).
       Чрезвычайно бурной была в эти годы общественно-политическая жизнь Горького. Ранее, в 1889 и 1898, имевший эпизодические столкновения с полицией, подвергавшийся арестам и успевший уже заработать репутацию «неблагонадежного», Горький в 1901-1905 вступает в открытую конфронтацию с властями. Весной 1901 Горький принимает непосредственное участие в студенческих волнениях в Петербурге, за что 17 апр. 1901 в третий раз заключается под стражу (сразу по приезде в Нижний Новгород). «Песня о Буревестнике» (1901), появившаяся в апрельском номере «Жизни», была расценена как противоправительственная пропаганда, призыв к насильственному свержению существующего строя; журнал вскоре был закрыт. Горький после месячного заключения в нижегородской тюрьме был переведен под домашний арест, а затем выслан в Арзамас под надзор полиции (ввиду резко ухудшившегося здоровья, зиму 1901/02 ему было разрешено провести в Крыму).
       В 1902-04 Горький содействует сбору средств для большевистской печати (особую роль сыграл в этом С.Т.Морозов — московский промышленник, меценат, близкий друг Горький и поклонник М.Ф.Андреевой). Горький оказывается непосредственно вовлечен и в события 8-9 янв. 1905: в ночь на 9 янв. он вместе с группой интеллигентов (среди которых — Н.Ф.Анненский, И.В.Гессен, Н.И.Кареев и др.) посетил С.Ю.Витте и добивался аудиенции у министра внутренних дел П.Д.Святополк-Мирского, пытаясь предотвратить готовящееся кровопролитие. Горький участвовал в шествии рабочих, позже выступал с антиправительственными речами и написал воззвание «Ко всем русским гражданам и общественному мнению европейских государств»; на квартире Горького вечером 9 янв. скрывался Г.А.Гапон.
       11 янв. 1905 Горький, приехавший в Ригу к заболевшей М.Ф.Андреевой, был арестован и препровожден вновь в Петербург, где заключен в тюрьму Трубецкого бастиона Петропавловской крепости — как особо опасный политический преступник: ему инкриминировалось участие в подготовке государственного переворота. За месяц, проведенный в крепости (14 февр. Горького освобождают под залог), им была написана пьеса «Дети солнца». Весь 1905 Горький активно сотрудничает с революционным подпольем; осенью публикует ряд публицистических материалов в пробольшевистской газеты «Новая жизнь» (которую начала издавать М.Ф.Андреева). В канун московского восстания Горький вступает в РСДРП и принимает непосредственное участие в подготовке вооруженного выступления. После подавления декабрьского восстания в Москве, ввиду нового неизбежного ареста, Горький и М.Ф.Андреева уезжают из России.
       Произведения Горького этих лет — романы «Фома Гордеев» (1899) и «Трое» (1900), пьесы «Мещане» (1902), «На дне» (1903), «Дачники» (1904), «Дети солнца» (1905), «Варвары» (1906) — знаменуют наступление нового этапа в горьковском творчестве, связанном прежде всего с антропоцентрической проповедью Горького (программным произведением этого периода становится поэма «Человек», 1903). Антропоцентризм Горького органически связан с культом «необыкновенного человека» в его раннем творчестве. Однако теперь личностное утверждение горьковских героев непосредственно связано с их культурно-созидательной деятельностью, рассматриваемой как экзистенциальный конфликт человека — носителя гармонии с «хаотической» средой, окружающей его. Исходя из подобного представления о миссии человека, Горький на рубеже веков переосмысляет традиции реалистического романа в модернистском духе, отрицая «типическое» и сосредоточивая внимание на героях, не подпадающих под действующие нормы социального общежития. Личность, этически и эстетически не удовлетворенную «косностью» жизни, Горький принимает за «творческую натуру» (Фома Гордеев, Лунев). Идея о «космократической» миссии человека оказывается тематической основой в философской драме «На дне»; здесь прежняя «босяческая» образная экзотика превращается в общечеловеческую символику, которая знаменует неумолимое восхождение от «хаоса» к «гармонии» бытия (так, герои пьесы — странник Лука и босяк Сатин волею автора прямо повторяют положения поэмы «Человек»). Необходимо заметить, что в подобном же «космократическом» духе Горький истолковывалась в этот период творчества и деятельность революционеров (в частности — большевиков), ратующих за «переустройство общества» на основах «общечеловеческой гармонии».
       Антропоцентрическая проповедь Горький была неоднозначно оценена современниками. Так, Д.В.Философов откликнулся на произведения Горького 1901-06 рядом отрицательных критических работ, констатирующих «конец Горького» (название одной из статей); по мнению критика, Горький-художник оказался в роковом подчинении у Горького-проповедника, не обладающего ни достаточным знанием предмета, ни искренностью убеждения. В подобном же духе высказывались и 3.Н.Гиппиус, и А.А.Блок, и К.И.Чуковский. Попытки «защитить» Горький, предпринимаемые публицистами социал-демократической ориентации, оказывались малоуспешными ввиду их очевидной тенденциозности. Однако как предмет полемики эти произведения до сих пор оказываются притягательными для критиков и читателей; в частности, пьеса «На дне» органично входит в мировой театральный репертуар.
       В годы первой эмиграции (1906-13) Горький, пробыв около полугода в Америке (куда он прибыл вместе с М.Ф.Андреевой для сбора денег для РСДРП и проведения политических акций, направленных на срыв иностранных займов царскому правительству), остановился на Капри (Италия). Дом Горького становится местом паломничества русских политэмигрантов; в апр.-мае 1907 Горький присутствует в Лондоне на V съезде РСДРП в качестве делегата с совещательным голосом, где активно общается с В.И.Ульяновым (Лениным) (впоследствии об этой встрече Горький подробно расскажет в некрологическом очерке «В.И.Ленин», 1924). Однако в эти годы в центре внимания Горького оказываются не столько ортодоксальные марксисты-ленинцы, сколько марксисты-«богостроители» (А.А.Богданов (Малиновский), А.В.Луначарский, В.А.Базаров и др.), пытавшиеся интерпретировать деятельность партии как некоей «новой церкви», несущей миру «новую религию» (марксизм), содержащую откровение о «реальном боге» — пролетарском коллективе, который обладает силой и волей к тотальному культурному преобразованию мироздания. Идеи Богданова применительно к литературному творчеству и к истории мировой культуры Горький развивал в лекциях, которые он читал в созданной им на Капри (вместе с Богдановым и Луначарским) партийной школе для российских рабочих.
       В 1909, после разрушительного землетрясения в Калабрии и Сицилии, Горький развернул активную деятельность по сбору средств пострадавшим, чем снискал горячие симпатии итальянцев. В эти годы он много путешествовал по Италии, изучая ее быт и культуру; результатом явился цикл очерков «Итальянские сказки» (1912).
       В 1913, после объявления русским правительством всеобщей политической амнистии (в связи с 300-летием дома Романовых), Горький возвращается в Петербург.
       Годы первой эмиграции в творческой биографии Горький необыкновенно плодотворны. Помимо обширнейшей художественной публицистики, среди которой нужно особо отметить цикл памфлетов «Мои интервью» и «Русские сказки» (1906 и 1912) и программную статью «Разрушение личности» (1909), Горький были созданы повести «Мать» (1906), «Исповедь», «Жизнь ненужного человека» (обе — 1908), «Лето» (1909), «Городок Окуров» (1910), «Жизнь Матвея Кожемякина» (1910), автобиографическая повесть «Детство» (1912-13), пьеса «Враги» (1906), рассказы, которые позже войдут в цикл «По Руси» (1923). Огромное влияние на художественное миросозерцание Горького этого периода имеют идеи «богостроительства», определяющие специфику горьковского историзма.
       Революция 1905-1907 (главная тема большинства повестей Горького) превращается под его пером в акт становления нового религиозного сознания, оформляемого деятельноетью подвижников-революционеров в «новую церковь»; призванную сменить церковь «старую» (см.: Львов-Рогачевский В. На пути в Эммаус // Образование. 1907. №11). Тема «поиска Бога» становится ведущей и в «Детстве», что было отмечено Д.С.Мережковским, восторженно приветствовавшим приход Горького к «богоискательству», которое, по мнению Мережковского, было духовным долгом современной творческой интеллигенции (Не святая Русь // Русское слово. 1916. №210).
       Другой темой, также тесно связанной с «богостроительским» учением о коллективе и личности, является проблема «национального характера», особенно ярко заявленная в произведениях «окуровского цикла» («Городок Окуров», «Жизнь Матвея Кожемякина»), причем здесь Горький неожиданно соприкасается с тезисом о метафизической «широте» человеческого существа, выдвинутым еще Ф.М.Достоевским. Для Горького «диалектика души» (за «идеалом мадонны» скрывается «идеал содомский») раскрывается через метаморфозы политических, культурных, бытовых аспектов жизни его героев. Позже, в статье «Две души» (1915), Горький объяснял общественно- и культурно-личностную «неустойчивость» русского человека «двойственностью» его природы, равной обращенностью национального типа как к Западу, так и к Востоку (эта двойственность казалась Горькому пороком национального характера).
       В 1913-1921 Горький становится активным участником общественной и культурной жизни России: в эти годы собственно художественное творчество отходит в его жизни на второй план, уступая место разнообразнейшим начинаниям в сфере издательской деятельности.
       В 1915 он вместе с И.П.Ладыжниковым и А.Н.Тихоновым организует издательство «Парус» и издает журнала «Летопись», в апр. 1917 основывает газету «Новая жизнь»; Горький выступает инициатором издания разнообразных тематических сборников, привлекает к работе в своих издательских начинаниях молодых писателей. Активная политическая позиция, которую занимает Горький в годы войны и революции, определяет главенствующее место публицистики среди его произведений этих лет. Особо следует отметить цикл очерков, посвященных событиям 1917-18, которые публиковались в «Новой жизни», а после были изданы под общим заглавием «Несвоевременные мысли. Заметки о революции и культуре» (Пг., 1918). Оценивая захват власти большевиками в окт. 1917 резко негативно, считая это проявлением политического авантюризма, Горький рисует потрясающие картины одичания нравов в охваченном революционным террором Петрограде (газета Горьким была закрыта в 1918 как «контрреволюционная»).
       Отношение Горького к деятельности большевиков в эпоху «военного коммунизма» (1918-21) объясняется горьковским пониманием революции как воплощения торжества творческой воли человека в истории, процесса максимальной интенсификации культурного строительства. Отсюда следует, с одной стороны, поддержка Горьким любых созидательных начинаний новой власти, прежде всего — в гуманитарной сфере. Среди крупнейших начинаний этого рода, непосредственно связанных с деятельностью Горького,— организация издательства «Всемирная литература» (в авг. 1918), объединившего лучшие литературные и научные силы России, создание многочисленных структур, занимающихся охраной памятников, культурно-просветительской деятельностью, социальной помощью работникам культуры и искусства (по личной инициативе Горького была создана Комиссия по улучшению быта ученых — КУБУ) и т.п. С другой стороны, по мере развития событий Горький, находя, что «разрушительное» начало революции радикально преобладает над созидательным, что русская революция, вопреки его ожиданиям, являясь непосредственной причиной гибели культурного наследия предыдущей эпохи, мало чем компенсирует эти потери, резко расходился с большевиками в принципиальных, стратегических вопросах построения новой общественности (так, еще в 1917, считая захват власти в окт. 1917 политической авантюрой Ленина, Горький не прошел перерегистрации, обязательной для членов РСДРП, и фактически оказался выбывшим из рядов партии).
       Горький полагал, что преждевременная попытка революционного преобразования России разбудила не «творческий», а «хаотически разрушительный», анархический дух русского народа, свойственный, по мнению Горького, прежде всего крестьянству,— отсюда чрезвычайно резкая оценка «мужика» как исторической силы в брошюре «О русском крестьянстве» (1922). Скепсис Горького по поводу перспектив «строительства социализма и коммунизма» в России углублялся растущей волной «красного террора».
       16 окт. 1921 Горький уезжает из РСФСР. Хотя формальным поводом для отъезда стала резко прогрессирующая болезнь Горького, для многих — как в Советской России, так и в Русском зарубежье — Горький представлялся политическим эмигрантом. Так, по мнению В.Ф.Ходасевича, близкого знакомого Горького в эти годы, отъезд Горького был непосредственно связан с враждебным отношением к нему лиц, входящих в высшие эшелоны тогдашней власти, прежде всего — Г.Е.Зиновьева и его окружения (против Зиновьева была направлена драматическая сатира Горького «Работяга Словотеков», поставленная в петроградском Театре народной комедии С.Э.Радлова летом 1920 и тогда же запрещенная «прототипом» главного героя).
       За границей Горький до 1924 жил в Германии и Чехословакии. Его позиция — как по отношению к Советской России, так и по отношению к эмиграции — была двойственно-неопределенная. С одной стороны, неоднократно подвергая действия советской власти (особенно направленные против свободы слова и инакомыслия) жесткой и нелицеприятной критике, он находил сочувствие в рядах творческой интеллигенции Русского зарубежья, с другой — очевидно дистанцировался от нее, демонстрируя свою приверженность к идее социалистического преобразования жизни и в общем лояльность к РСФСР (а затем — к СССР).
       В 1923-25 Горький совместно с Ходасевичем издает в берлинском издательстве С.Г.Сумского журнал «Беседа», предназначенный, по идее Горький, прежде всего для советского читателя и призванный сыграть культурно-просветительскую роль на советском книжном рынке, познакомить советского читателя с научно-литературной жизнью Европы (в т.ч. эмигрантской). Однако, несмотря на настойчивые требования Горького, журнал в Россию советскими властями допущен не был. Раздражение со стороны Москвы вызывали и выступления Горького в защиту советских политзаключенных. Тем не менее Горький поддерживал широкие связи как с советской творческой интеллигенцией, так и с некоторыми видными деятелями советской администрации. Вилла Горького в Сорренто (Италия), которую он снимал с весны 1924, стала местом паломничества советских деятелей культуры, выезжавших в заграничные командировки. Во второй половине 1920-х в СССР с подачи властей разворачивается кампания за возвращение Горького.

Ю.В.Зобнин

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:42:12 UTC