Исаев Георгий Александрович [02.05.1926]

Исаев Егор (Георгий) Александрович
       [2.5.1926, с. Коршево Воронежской обл.]
       — поэт.
       Родился в семье сельского учителя. Вырос среди бескрайних степей под яркими россыпями звонких звезд. И это было не только благословение красотой, которая взрастила на воронежской земле и Алексея Кольцова, и Ивана Никитина,— это была и нравственная школа. Родная степь внушила уважение к земле, к труду земледельца, к труду как моральной основе жизни — в этом источник наиболее значительных свершений поэта. В 1943 был призван в Красную Армию. Участвовал в боях за освобождение Чехословакии.
       Печатается с 1945 — стихи в армейских газетах «За честь Родины», «На разгром врага».
       В 1951 написана первая поэма «Лицом к лицу», в 1953 опубликована в переработанной редакции под названием «Над волнами Дуная» (отд. изд. 1954). В начале 1950-х написаны поразительные своей жизненно-психологической достоверностью лирические стих. «По дороге на фронт», «Момент атаки».
       В 1955 окончил Литературный институт им. М.Горького.
       В 1962 опубликовал лироэпическую поэму «Суд памяти», которая сразу же сделала имя автора известным. Автор поставил вопрос о личной ответственности каждого человека за поступки, имеющие общественное значение, о непреложности суда памяти и совести над ними; о равнодушии, которое становится тягчайшим преступлением. Недавний фронтовик, автор разоблачал то равнодушие, которое помогло Гитлеру прийти к власти, а затем с огнем и мечом шагать по просторам Европы. В образах героев поэмы — Хорста, Курта и Ганса — запечатлены различные линии общественного поведения в грозные годы. «Редко какое произведение получало такое единодушное признание, как эта поэма,— написал в те дни С.Наровчатов.— Молодой автор обратился в ней к самым острым проблемам современности и дал яркое художественное решение общественных задач, волнующих всех нас. Поэма поставила вопрос о месте человека в исторических событиях, о его активном воздействии на их ход...» (Цит. по: Исаев Е. Суд памяти. М., 1964. С.5).
       Называя поэму «Суд памяти» философской и ведя ее родословную от пушкинского «Медного всадника» с его проблемой трагического и взаимосвязи личного и государственного, критики отмечали и художественное своеобразие произведения Исаева. Автор прибег к гротеску и условным формам образного раскрытия темы, что и помогло придать глубокий философский смысл затронутым темам. Он развертывает в глобальную метафору образ стрельбища как драматического чистилища перед трагическим переходом тренирующихся на стрельбище солдат в смертельный ад мировой войны. Значителен в поэме «Суд памяти» и аллегорический образ исторической памяти — босой женщины, идущей через времена и границы. В ее глазах «то одиночество вдовы, то глубина печали материнской», и обелиски кланяются ей в пояс «от всех фронтов, от всех концлагерей, от всех могил от Волги до Ла-Манша».
       В 1976 поэму «Суд памяти» дополнила поэма «Даль памяти», составившая с ней дилогию. В сложном полифоническом пространстве этой большой поэмы основными оказываются три образных мотива: память — земля — дорога; они взаимно переплетаются, ибо память порой оборачивается дорогой, а дорога — идет по земле. В центре поэмы — историческая судьба русского народа, ее лирическим героем является Степан Разин, воплощающий мотив удали, раскрывающий силу народного характера. Потомок крестьян, автор утверждает, что матерью всех самых современных городов является деревня, поэтизирует красоту крестьянской жизни и труда. В поэме нарисованы яркие образы крестьян — и того косаря, который «косил, как пел!», и Степана Рудакова, колхозного бригадира. Крестьянство предстает как главная сила земли и творец истории, в котором — исток любых великих свершений индустриального века.
       Толчком к первым стихам Исаева, написанным еще подростком, послужили деревенские посиделки с частушками. Традиции фольклора развиваются и в поэме «Даль памяти». Развившись на фольклорной основе, поэтические образы придают реалистическим картинам былинную окраску, что подчеркивает духовную значительность героев произведения.
       Язык Исаева был назван «просторным», и действительно, его метафорическая красочность помогает создать историческую панораму душевного раздолья, романтического движения истории «во всю длину проселочной России». В поэме «Даль памяти» особенно примечательна глава «Кремень-слеза», где в центральном образе автор новаторски соединяет, казалось бы, несоединимое — слезу и кремень как олицетворение выстраданного и пережитого. Четкость идейно-нравственной позиции автора присутствует и в его поэмах 1980-х: «Мои осенние поля», «Двадцать пятый час», «Убил охотник журавля». В них — раздумья о послевоенном мире, о его непрочности, о необходимости бороться за него, в них — есенинская печаль и забота о «братьях наших меньших», беспокойство о природе: на нее — на мать! — дети поднимают руку в своем технократическом порыве.
       Мастером лапидарно-содержательных образных формулировок показывает себя Исаев и в кратких лирических стихах. Поэта беспокоит «глобальный парадокс» — то, что человечество привыкло к ядерной угрозе: «Как страшно то, что страх уже не страшен». Своеобразно признание любимой: «Я — челн с волны, а ты — мой бережок длиною в жизнь. Другой реки не надо». По-новому предстает классик, о котором вроде бы все сказано: «Есенин — горше, чем слеза, родней родни и дальше эха». Грустное воспоминание оставил современный город за океаном: «Вертикальная тоска, бездна одиночества».
       Исаев работает секретарем правления СП, председателем Всероссийского общества книголюбов, заведующим отделом поэзии издательства «Советский писатель», членом редколлегий журнал «Студенческий меридиан», издательства «Молодая гвардия», еженедельника «Литературная Россия» и др. Он постоянно в эпицентре литературной и общественной жизни.
       В своих статьях Исаев писал о многих поэтах:
       А.Пушкине, М.Лермонтове, Т.Шевченко, С.Есенине, Махтумкули, М.Танке, Я.Ухсае, М.Миршакаре, Я.Смелякове, Н.Думбадзе, В.Караманчеве, А.Фатьянове, В.Боковеи др. Статьи и выступления Исаева по вопросам литературы собраны в книге «Вершины». Лишь часть переводов Исаева вошла в книгу его переводов «Дорога к другу» — он переводил с украинского (С.Мушник, Н.Гирнык), с узбекского (М.Бабаев, С.Акбари, Р.Тула), с татарского (Н.Арсланов, Г.Ибрагимов), с грузинского (А.Мирцхулава), с таджикского (М.Миршакар), с молдавского (П.Дарие), с чувашского (Я.Ухсай).
       В середине 1980-х Исаев создает книги статей-размышлений «Колокол света» (1984), «Чувство глагола» (1985), публикует статью «Писатель начинается с заботы: К 60-летию со дня рождения Владимира Чивилихина» (Литературная газета. 1988. 30 марта). Характерно название его воспоминаний о встречах с М.А.Шолоховым — «Любить не себя, а другого» (Рабочая трибуна. 1998. 7 февр.). Исаев по-прежнему искренен и принципиален, об этом свидетельствует, например, его беседа «Страну завоевали без войны» (Сельская жизнь. 1997. 11 дек.).

Соч.:
       Избранные произведения: в 2 т. М., 1990;
       Вершины: О Твардовском, Исаковском, Прокофьеве. М., 1981;
       Даль памяти. Суд памяти: поэмы. М., 1981;
       Жизнь прожить...: поэмы. М., 1981;
       Чувство глагола: Книга статей и размышлений. М., 1985;
       Забвению не подлежит. М., 1986;
       Поговорим как современники. М., 1987;
       Стихотворения и поэмы. М., 1989;
       На линии судьбы // Сельская жизнь. 1995. 1 июля;
       Я — почвенник, и в этом корень слова // РФ сегодня. 1999. №21;
       По дороге на фронт; Сестра милосердия; Момент атаки // Литература Кабардино-Балкарии. 2002. №5.

Лит.:
       Дементьев В. Исповедь земли: Слово о российской поэзии. М., 1980. С.291-317;
       Сорокин В. Благодарение: Поэт о поэтах. М., 1986. С.5-17;
       Коробков Л. Своей страны работник // Подъем. 1986. №5;
       Числов М. На службе времени // Знамя. 1986. №5;
       Чувство берега / беседу вел А.Парпара // Литературная Россия. 1986. 2 мая;
       Васильева И.А. Дилогия Е.Исаева «Жизнь прожить...» // Советская литература: традиции и новаторство. Л., 1986. Вып.3. С.82-97;
       Волкова Л.С. Немеркнущие традиции: Некрасов и Е.Исаев // Некрасов: сб. Л., 1988. С.80-88;
       Ливанов А. Даль поэтического слова // Исаев Е. Стихотворения и поэмы. М.; 1989. С.5-22;
       Киреева А. Классики пишут сегодня. М.; 1989. С.67-72;
       Полякова Л. Поэзия и современность: «за» и «против». М., 1989. С.137-156;
       Прокушев Ю. И неподкупный голос мой... М., 1989. С.251-297;
       Кирпель И. Лицом к памяти // Радуга. Киев. 1990. №8;
       Ливанов А. Убежденность таланта // Исаев Е. Избранные произведения: в 2 т. М.; 1990. Т.1. С.5-20;
       Числов М.М. Егор Исаев: Очерк творчества. 2-е изд., доп. М., 1990;
       Басинский П. Письмо Егору Исаеву о старой и новой литературе // Литературная газете. 1995.31 марта.

В.А.Шошин

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:41:58 UTC