Штейнберг Ольга Николаевна [12.03.1912-30.05.1985]

Анстей Ольга (настоящее имя Ольга Николаевна Штейнберг)
       [1(12).3.1912, Киев — 30.5.1985, Нью-Йорк]
       — поэт, прозаик, критик, литературовед, переводчик.
       Родители Анстей принадлежали к старой киевской интеллигенции: отец до Октябрьской революции был мировым судьей, затем — юристом, мать — преподавателем русской литературы. Стихи Анстей, по собственному признанию, начала «складывать» с 4 лет. Впрочем, самые ранние опубликованные стихотворения поэтессы относятся к 1930. В Киеве Анстей окончила среднюю школу, затем институт иностранных языков. (специализация: английский и французский). После окончания института работала переводчиком и секретарем в организации, связанной с химической промышленностью.
       По поводу выбранного поэтессой псевдонима существует 2 версии. По первой из них, в качестве псевдонима Анстей взяла фамилию английского писателя-фантаста Ф.Анстея (1856-1934). Но вероятно и то, что при выборе псевдонима Анстей апеллировала к Кристоферу Анстею (1724-1805), английскому поэту, для творчества которого характерно пародийное начало. Сама Анстей, как и ее первый муж Иван Матвеев (поэт — Иван Елагин), была автором многочисленных пародий на стихотворения Н.А.Некрасова, И.Северянина и А.Ахматовой. Пародии эти вошли в машинописный сборник, напечатанный Анстей в февр. 1943 «в количестве одного экземпляра, из коих один нумерованный» (Собрание стихотворений. С.7). Соавтором Анстей по этому сборнику был Иван Матвеев. Тогда же, по утверждению Т.Фесенко (Собрание стихотворений. С.7), поэтами были впервые употреблены псевдонимы «Ольга Анстей» и «Иван Елагин». В качестве авторов сборника на титульном листе значились Ольга Анстей, Иван Елагин и Ольга Штейнберг.
       За Ивана Матвеева Анстей вышла замуж в 1937 в Киеве. В СССР Анстей не печаталась. Тем не менее ее стихи знали, более того — они заслужили одобрительный устный отзыв известного украинского поэта Максима Рыльского. Немецкая оккупация застала Матвеевых в Киеве, вдвоем они пережили самые трагические ее моменты. Впоследствии Анстей первой в русской поэзии коснулась темы Бабьего Яра. Ее «Кирилловские яры» (1943) посвящены массовому уничтожению евреев в оккупированном городе и пронизаны топографической символикой «Бабиного Яра» — места, издревле связанного с культом языческой богини смерти. В этом стих, содержатся элементы анализа инфернальной географии как феномена.
       В 1943 Матвеевы вместе с другими киевлянами были отправлены на принудительные работы в Германию. В 1945, в Берлине, у них родилась дочь Лиля.
       С 1946 Матвеевы находились в Мюнхене, в лагере для перемещенных лиц Шлесгейм. Литературная жизнь Шлесгейма была необыкновенно насыщенной. В лагерь приезжали Н.Белавина и И.Сабурова, а частыми гостями барака Матвеевых были Б.Нарциссов и Б.Филиппов. К шлесгеймскому периоду относятся первые опубликованные стихи Анстей. Они увидели свет в газете «D.P.Express», редактором которой был казачий поэт А.Перфильев, подписывавший свои произведения псевдонимами Александр Ли, Шери Бренди. Затем последовали публикации в органах печати эмиграции «первой волны»: альманах «Грани», журнал «Отдых», «Обозрение», «Дело», «Возрождение» и др.
       В 1947 произведения Анстей были опубликованы в поэтическом сборнике т.н. «дипийцев» («перемещенных лиц»). Кроме Анстей в сборнике участвовали: И.Елагин, А.Шишкова, князь Н.Кудашев и др.
       В 1949 в Мюнхене вышел первый поэтический сборник А. под названием «Дверь в стене», куда вошли стихотворения 1930-48.
       В центре произведений Анстей киевского и мюнхенского периодов находится «благочестия град усладный» (Собрание стихотворений. С. 183), отождествляемый поэтессой с Киевом, Китежем и даже Кэр-Исом. В стихотворении «Китеж» (1937) Анстей обращается к бретонским легендам о затонувшем городе Кэр-Ис, преломленным, впрочем, через драму А.Блока «Роза и крест». Причиной гибели Кэр-Иса в этом стихотворении Анстей становятся усыпляющие напевы коварной Дагю, дочери короля Граллона, которым противопоставляется пение «недреманных» (Собр. стихотворений. С.183) китежских колоколов. Впоследствии одной из доминирующих в творчестве Анстей станет тема Киева, «многохолмного Сиона», а другие культуронимы превратятся в инварианты пребывающего под сигнатурой Софии града. Так, в письме к поэтессе Татьяне Фесенко от 6 сент. 1965 Анстей писала: «Киев, как Китеж поддонный, теперь живет во мне так осязаемо, так я чувствую его, дорогие камни его...» (Собрание стихотворений. С. 13).
       В 1950 Анстей развелась с Елагиным. Сначала, связанные эмиграционными документами, Елагин и Анстей приехали в Нью-Йорк вместе, а затем окончательно разошлись. Анстей стала работать в ООН, сперва секретарем, затем переводчицей с английского и французского языков в Отделе русских письменных переводов.
       Летом 1954 Анстей вышла замуж за писателя и литературоведа Бориса Филиппова и вместе с ним переехала в Вашингтон. Но Вашингтон как город не импонировал Анстей, и она вернулась в Нью-Йорк.
       Брак Анстей с Борисом Филипповым продлился недолго. Тем не менее в 1954 Анстей принимала участие в издании двухтомника Н.А.Клюева (Издательство имени Чехова, Нью-Йорк), работу над которым возглавил Б.Филиппов. Клюевские мотивы особенно значимы для американского периода творчества поэтессы.
       В США Анстей стала постоянной сотрудницей «Нового журнала», где на протяжении 35 лет публиковала свои произведения. В то же время Анстей продолжила литературоведческие штудии, начатые еще в Шлесгейме.
       В 1951, в «Литературном современнике» (№2) появилась ее статья «Мысли о Пастернаке», что позволило Г.Струве возвести поэтические произведения Анстей к пастернаковской линии русской поэзии. Впрочем, «Родной язык» — программное стих, американского периода творчества поэтессы — можно назвать постакмеистским. Так, в этом стих, язык — корабль, устремленный к некой высшей цели, а краткое плавание на словесном корабле — смысл и оправдание «странствия земного».
       Поэтическое наследие Анстей невелико: ее первый сборник «Дверь в стене» насчитывает 34 стихотворений; второй — «На юру» (1976) — 66 стихотворений, из которых многие перенесены из первой книги. Тем не менее Анстей по праву считается одним из наиболее значительных поэтов «второй волны» эмиграции. О.Ильинский утверждал, что поэтическое творчество Анстей отражает опыт целого поколения; Е.Таубер считала главным в поэзии Анстей религиозную тематику, глубокий духовный опыт. При этом стихотворение Анстей «Я примирилась в сущности с судьбой» по мнению той же Е.Таубер является одним из лучших любовных стих, второй половины XX в.
       В литературных кругах эмиграции «второй волны» Анстей была широко известна и как переводчик. В 1960 в Нью-Йорке отдельным изданием вышел выполненный Анстей русский перевод повести Стефана Винсента Бенэ «Дьявол и Даниэль Вебстер». Анстей переводила на русский язык произведения Теннисона, Хаусмана, Честертона, Рильке и др.
       Анстей была глубоко православным человеком. На протяжении многих лет выполняла обязанности псаломщика при Свято-Серафимовском храме в Нью-Йорке. Последние годы жизни поэтессы омрачила тяжелая болезнь, рак груди. Тем не менее А. стойко переносила физические страдания и не поддавалась «демону уныния». В родном Киеве поэтессе удалось побывать в 1965, но свидание с «многохолмным Сионом» было недолгим.
       В авг. 1978 Анстей гостила в Вермонте у И.Елагина, преподававшего в Русской летней школе, а в 1979 переехала в Лос-Анджелес, который называла «мерзейшим» и безличным городом (Собрание стихотворений. С.16). В городской мифологии Анстей, являющейся неотъемлемой составляющей ее текстов, лицом илис точнее, ликом обладают только Киев и Нью-Йорк.
       Для жизни и творчества Анстей была характерна церковность, глубокая привязанность к православной церкви и ее быту, поэтическое преломление этого быта. Однако как человек и как поэт Анстей остается прежде всего урбанисткой — в высшем смысле этого слова. Но только один город неизменно присутствует в ее текстах. И это Киев — «многохолмный Сион».

Соч.:
       Дверь в стене: стихи. Мюнхен, 1949;
       На юру: стихи. Питтсбург, 1976;
       Собрание стихотворений. Киев, 2000;
       Мысли о Пастернаке // Литературный современник. 1951. №2;
       Пушкин и общемировая культура // Литературный современник. Мюнхен, 1954;
       Новый Пастернак // Грани. 1960 №45;
       Рассказы // Новый журнал 1977. №126;
       Златоустая Анна всея Руси // Новый журнал 1977. №127;
       Сама по себе: О поэте Лидии Алексеевой // Новый журнал 1980 №141;
       Мастер и Они: О стихах Бориса Нарциссова// Новый журнал. 1983. №151.

Лит.:
       Зверев Ф. Поэты новой эмиграции // Русская литература в эмиграции: сб. статей / под ред. Н.Полторацкого. Питтсбург, 1972. С.74;
       Ильинский О. [Рец. на книгу] Ольга Анстей. На юру. 1976 // Новый журнал. 1977. №126;
       Синкевич В. Три поэтессы Русского зарубежья // Новое русское слово. 1977. 11 сент.;
       Таубер Е. О поэзии Ольги Анстей // Новый журнал. 1986. №163;
       Фесенко Т. Люша // Новый журнал. 1985. №161.

Е.Ю.Раскина

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:41:50 UTC