Макаренко Антон Семёнович [13.03.1888-01.04.1939]

Макаренко Антон Семёнович
       [1(13).3.1888, г.Белополье Сумского у. Харьковской губ.— 1.4.1939, станция Голицыно, под Москвой; похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище]
       — прозаик.
       Отец Макаренко — маляр-полировщик вагонных мастерских, участвовал в забастовках 1905. Макаренко окончил в 1904 4-классное училище в г.Кременчуге (в 1901 отец был переведен в г.Крюков Посад Кременчугского уезда.). После окончания в 1905 одногодичных педагогических курсов работает учителем в железнодорожном училище; принимает активное участие в подготовке съезда учителей; в 1911—14 преподает в железнодорожном училище на станции Долинская Южных железных дорог.
       В 1914-17 учится в Полтавском учительском институте, окончил институт с золотой медалью.
       В 1916 был призван в армию, но по слабости зрения демобилизован. По окончании института заведовал городским училищем в г.Полтаве, был членом губернского правления союза работников просвещения.
       В 1915 (по др. сведениям — 1914) Макаренко написал первый рассказ «Глупый день» и отправил его М.Горькому, который поддержал тему, но отметил слабое лит. исполнение.
       В течение 13 лет после этого Макаренко писательской деятельностью не занимался, но вел записные книжки.
       В 1920 Макаренко организовал под Полтавой колонию для несовершеннолетних правонарушителей и до 1928 заведовал ею. Позже колонии было присвоено имя М.Горького (по инициативе М.).
       В 1922 Макаренко начал учиться в Центральном институте организаторов народного просвещения, но оставил учебу и возвратился в колонию. В колонии им. М.Горького, а затем в трудовой коммуне им. Ф.Дзержинского (работает в коммуне с окт. 1927) Макаренко осуществляет на практике разработанную им педагогическую систему, которая приводит к уникальным результатам: беспризорные, израненные сиротством подростки становятся деятельными людьми, находят свое место в жизни. Педагогические достижения выдвигают Макаренко в число самых известных деятелей культуры (хотя Макаренко и приходилось преодолевать немало коварных трудностей в отстаивании своих принципов перед педагогами). В стране, заполоненной в те годы из-за революции, Гражданской войны, начинавшихся репрессий беспризорными детьми, являвшими собою не только социальную беду, но и немалую социальную опасность, успех Макаренко вселял в общество надежду на то, что дети, выброшенные историей на улицу, могут вновь стать достойными гражданами страны.
       В 1930-е Макаренко много выступает с докладами о воспитании подростков.
       В 1928 в колонию и в трудовую коммуну приезжает М.Горький. В статье «По Союзу Советов» (1929) М.Горький напишет о Макаренко как о выдающемся педагоге. В работе Макаренко он увидел «новые позиции человека на земле, новые пути доверия к человеку и новые принципы общественной, творческой дисциплины» (Беседа с начинающими писателями // Макаренко А. СС. Т.7. С.154). М.Горький сыграл большую роль в судьбе Макаренко, он высоко ценил человеческие качества Макаренко, поддерживал его педагогические и литературные начинания. Сохранилась обширная переписка Макаренко и Горького в 1925- 35; Макаренко посвятил Горькому несколько статей (СС. Т.7. С.287-374).
       Педагогическая идея Макаренко зиждилась на возвышении личности. Осуществляя свою педагогическую концепцию, в колонии, а затем и в трудовой коммуне Макаренко устанавливал достаточно жесткий, несколько военизированный распорядок жизни для подростков, где лидеры назывались не иначе как командирами. Иерархия подчинения, соподчинения пронизывала взаимоотношения колонистов. Это помогало Макаренко создавать такую дисциплину, при которой ничто не могло помешать личности раскрыть себя в поступках (командир — на защите личности в ее взаимоотношениях с окружающими). Сам Макаренко был также «очень похож на комиссара эпохи Гражданской войны: немногословный, строгий, уверенный в себе человек, без лишних жестов и суетливых улыбок... что-то непреклонное, несокрушимое, властное... Ни раньше, ни потом я не видел, чтобы люди так благодарно и преданно любили своего воспитателя» (Чуковский К. Макаренко // Чуковский К. СС: в 6 т. Т.2. М., 1965. С.554-555). Макаренко утверждал, что «проблема личности может быть разрешена, если в каждом человеке видеть личность. Если личность проектируется только в некоторых людях, по какому-либо социальному выбору, нет проблемы личности...» (СС. Т.7. С.13). Выступая перед ленинградскими учителями в 1938, Макаренко говорил о своей главной педагогической «ереси» как о способности видеть в каждом, даже в правонарушителе, «прекрасного человека», который «и должен поступать, как всякий человек, настолько должен», что Макаренко «считал себя вправе требовать от него правильного поступка, а не подготовлять его к правильному поступку» (РО ИРЛИ. Р.1. Оп.17). Опираясь на свою концепцию личности, которая имела не только педагогический, но в 1930-е и особый идеологический смысл, Макаренко в 1937 выступил со статьей «"Чапаев" Д.Фурманова», где (вопреки всеобщим восторженным оценкам романа) оспорил нигилизм Д.Фурманова по отношению к рядовому герою, бойцу Красной Армии, названному в «Чапаеве» «крошечным винтиком из огнедышащего стального чудовища». Макаренко не принял подобного «винтикообразования», он считал, что даже при самом мощном движении людских масс у художника нет права видеть только «реальность движения масс» и не видеть «за этой реальностью живой личности»; личность не должна растворяться в этом движении (как это происходит у Фурманова) «до предела, почти до исчезновения».
       Спор с Д.Фурмановым Макаренко повел, будучи уже автором таких книг, как «Марш 30 года» (1930), «ФД-1» (1932), «Педагогическая поэма» (1933-35) и др.
       Макаренко возвратился к литературной работе по совету М.Горького (после посещения им колонии); поначалу автор предполагал, что «никакого отношения эта работа к художественному творчеству не имеет»: «Я... был уверен, что пишу педагогический памфлет», которому придал «беллетристическую форму, руководствуясь при этом исключительно таким соображением: для чего... доказывать правильность моих педагогических принципов, если жизнь лучше всего их доказывает, буду просто описывать жизнь» (СС. Т.7. С.154). Развернувшаяся работа над «Педагогической поэмой» прерывалась написанием книг о коммуне им. Дзержинского — «Марш 30 года», «ФД-1», которые представляли собою своего рода заготовки, эскизы для «Педагогической поэмы».
       Книги Макаренко интересны прежде всего ценнейшими наблюдениями за особенностями человеческих характеров, они увлекательно рассказывают о том, как обретают жизнь стоящие на краю жизни подростки. «Педагогическую поэму» с жанром поэмы связывают не структурные признаки, а присутствие в повествовании тех «поэтических мгновений», которые (по закону поэмного жанра) «схватывают жизнь в ее высших моментах» (В.Белинский). Описание событий, происходящих в колонии, несет ощущение восторга, любования (при неизменно трезвой авторской оценке всех жестокостей судеб детей) вновь обретенным или впервые обретенным юными колонистами желанием жить и радоваться бытию. В «Педагогической поэме» появилась даже глава «Идиллия», где Макаренко запечатлел ничем не нарушаемый радостный покой колонистской жизни. Детские судьбы предстают как «ценности живые, живущие, созданные, как чудо, пятилетней работой коллектива» (Педагогическая поэма. М., 1935. С.168).
       Появление «Педагогической поэмы» сопровождалось волной многочисленных читательских обсуждений (Московский областной педагогический институт, Высший коммунистический институт просвещения, Дом писателей в Москве и др.).
       В 1936 Макаренко начинает работать над романом «Пути поколения», над «Книгой для родителей» (в соавторстве с женой, Г.С.Макаренко; опубл. в 1937), приступает к повести «Флаги на башнях» (опубл. в 1938).
       В февр. 1937 Макаренко переезжает в Москву. Развертывается активная публицистическая деятельность писателя; в печати появляются статьи на педагогические темы («Детство и литература», «Цель воспитания» и др.), по общественно-политическим вопросам («Сила советского гуманизма», «Больше коллективности» и др.). Макаренко становится автором пьес («Мажор» — под псевдонимом Андрей Гальченко, «Честь»), киносценария «Колонисты», рассказов («Гришка», «Поручик Яблонский», «Рассказы о простой жизни» и др.). Макаренко выступает с педагогическими докладами в Москве, Ленинграде, Харькове. Ряд диспутов с участием Макаренко был вызван появлением в печати «Книги для родителей».
       В марте 1939 в писательском Доме творчества Макаренко закончил работу над киносценарием «Командировка», подготовил для отдельным изданием повесть «Флаги на башнях», выступил в Москве перед учителями с докладом «Из опыта работы». Макаренко скончался скоропостижно в вагоне пригородного поезда.

Соч.:
       Соч.. в 7 т. М., 1957-58.

Лит.:
       Воспоминания о Макаренко / вступ. статья Н.А.Лямина; комм. Н.Морозовой. Л., 1960;
       Морозова Н.А. А.С.Макаренко. Семинарий. 2-е изд. Л., 1961;
       Балабанович Е.3. Антон Семёнович Макаренко. Человек и писатель. М., 1963,
       Шейншан С. С. Куряжская быль. Воспоминания о А.С.Макаренко и колонии им М.Горького. Калинин, 1963;
       Кроль Т.Г. Антон Семёнович Макаренко. Биография. Пособие для учащихся. М.; Л., 1964;
       Гетманец М. А.С.Макаренко — литературный критик. Харьков, 1971;
       Зайцев В.Г. Рассказы о Макаренко. 2-е изд. Мурманск, 1974;
       Лукин Ю. Два портрета. А.С.Макаренко, М.А.Шолохов. М., 1975,
       А.С.Макаренко. Указатель трудов и литературы о жизни и деятельности М., 1988.

Н.А.Грознова

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Sunday, 15-Jun-2014 06:07:34 UTC