Федин Константин Александрович [24.02.1892-15.07.1977]

Федин Константин Александрович
       [12(24).2.1892, Саратов — 15.7.1977, Москва]
       — прозаик.
       Родился в небогатой семье служащего, затем владельца писчебумажного магазина; в Саратове жил до 1908, учился в Сретенском начальном училище. В 1905 участвовал в ученических забастовках. Не желая подчиняться требованиям отца учиться на «коммерсанта», не раз убегал из дому. Но в 1911 все же поступает в Московский коммерческий институт; в 1914 после 3-го курса учебы уехал в Германию для усовершенствования немецкого языка (на последнем курсе института требовалось безукоризненное знание языка); одновременно в Германии изучает «коммерцию» на карандашной фабрике Фабера.
       Первый рассказ был написан в 1910, это было подражание гоголевской «Шинели»; первые публикации — в «Новом Сатириконе» в 1913-14 («мелочи» и стихи).
       Начавшаяся Первая мировая война задержала Федина в Германии, он был интернирован; возвратился в Россию в 1918 (этот путь получил отражение в рассказе «Дядя Кисель», 1919). В Германии Федин открыл для себя мир европейской культуры и до конца своих дней оставался одним из образованнейших советских писателей. Вне родины работал над своим первым романом «Глушь» (сатира на казачий город Уральск), впоследствии рукопись этого произведения Федин уничтожил. В немецком г.Циттау Федин познакомился с юной Ханни Мрва; их отношения были освещены светом романтической и преданной любви; этой встрече суждено стать одной из тех прекрасных и мучительных встреч, которые, несмотря ни на что, случались во время катастроф XX в. (см.: «В любви всецело...» Документы из архива Государственного музея К.Федина. Саратов, 1994). Черты Х.Мрва отразились в образе Мари («Города и годы»), Анны («Братья»).
       В 1918-19 Федин служил в Наркомпросе в Москве, в конце 1919 уезжает в приволжский г.Сызрань, где участвует в становлении советской печати; становится редактором газеты «Сызранский коммунар» и журнал «Отклики», печатает статьи на злободневные темы. Затем Федин был мобилизован, направлен в Москву, Петроград, затем в политотдел Отдельной Башкирской кавалерийской дивизии.
       В 1920 состоялось знакомство с М.Горьким, который будет на протяжении всех последующих лет оказывать большое внимание и поддержку Федину (в книге «Горький среди нас» Федин расскажет о судьбе этих творческих взаимоотношений).
       В Петрограде (здесь Федин проживет до 1936) Федин активно занимается публицистикой, входит в литературную группу «Серапионовы братья», где противостоит разного рода формалистским, эстетским, прозападным увлечениям, исповедуя реалистические традиции русской классики. В 1921 на конкурсе Дома литераторов Федин получает премию за рассказ «Сад» (история о том, как сторож бывшего господского сада неистово борется с сиротами-детдомовцами, защищая от них погибающий сад). Это событие принесло писателю большую известность. В 1923 выходит сборник «Пустырь», куда, помимо повести «Анна Тимофевна», Федин поместил несколько рассказов. Несмотря на демонстративно заявленный «пустырный» мотив, речь в этой книге шла не о «бросовых» темах, а о судьбах русского гуманизма, о положении традиционного для русской литературы «маленького человека» в революционные дни. Каждым из произведений «Пустыря» писатель предупреждал о том сложном человеческом материале, с которым встретилась революция и который не поддавался стремительному выпрямлению.
       Роман «Города и годы» (1924) посвящен Первой мировой войне и совершившейся революции; действие здесь лишено хронологической последовательности, события происходят то в России, то в кайзеровской Германии. Писатель смелыми красками рисовал бюргерскую Германию, угрожавшую человечеству агрессией; не менее тяжкую картину непримиримой классовой борьбы воссоздавал он и в главах о России. Усложненная композиция отражала бесстрашие художника, решившегося вторгнуться в эпицентр европейской политической жизни первых двух десятилетий XX в. В основе романа — история взаимоотношений русского Андрея Старцова, ранимого, мечущегося человека, и немецкого коммуниста Курта Ванна, отличающегося жесткой непреклонностью. Курт убивает Старцова, пошедшего ради любимой женщины на отступничество. В романе (и особенно в черновиках к роману, которые хранятся в Пушкинском Доме) звучит осуждение Старцова; но это не исключало желания автора вызвать одновременно и сострадание к герою: «Я наделил Андрея лучшим, что мне известно. Но я наделил его также самым горшим: отчаянием. Мир жесток, к несчастью».
       Роман был встречен с большим интересом (хотя упреки в «интеллигентской никчемности» Старцова постоянно сопровождают эту книгу), до 1937 роман ежегодно выходил из печати. Он сразу появился в изданиях Русского зарубежья и там тоже получил высокие отзывы. Наделенный большой худож. силой, роман «Города и годы» показал, что русская литература периода революции не утратила своей способности постигать трудные противоречия земной жизни.
       После романа «Города и годы» Федин пишет ряд небольших произведений, среди которых в центре оказывается повесть «Трансвааль» (1926), где писатель нарисовал колоритную фигуру предпринимателя Сваакера, решившего распорядиться судьбой молчаливой (от множества несчастий) русской деревни: «Это будет Америк! Сваакер будет помогать революций делать Америк!» Обратившись к крестьянству периода революции, Федин показал, что заворожить его эксплуататорской волей не так-то просто, взнуздать его этой волей невозможно: мужики о Сваакере — «Устервился жить, подлец!».
       В 1928 Федин выступил с романом «Братья», где писал о том, как революция рассекала родство между людьми, в романе — между братьями Кареевыми: Никита — композитор, с его мучительными попытками найти своей музыке место в революции; Ростислав — революционер, с его бравурными рассказами о жестоких казнях, о кровопролитиях от имени революции. Братья встретились в трудном жизненном поединке; писатель позволил пережить им чувство родства—и все же разойтись, чтобы погибнуть одному (Ростислав) и услышать зов жизни другому (Никита). В сознании композитора Кареева рождается глубокое размышление (прозвучавшее неожиданно для 1920-х, занятых классовым переустройством жизни): «Он думал о родном, о повелевающей силе родного, о том, что созданное человеком создано преемством, и, если сын имеет уши, он должен слышать голос камня, положенного отцом. Это и есть родина — голос камня, положенного отцом,— и счастлив тот, кто его слышит...»
       На рубеже 1920-30-х Федин играет значительную роль в литературной жизни страны, он в руководстве Ленинградской писательской организации, ведет активную работу по сплочению писательских сил, выступает на I съезде советских писателей, избирается в руководящие органы СП. Федин совершает многочисленные зарубежные поездки, которые дают ему материал для нового романа — «Похищение Европы» (1933-35). Деловому миру Запада здесь противопоставляется панорама социалистической действительности. Но роман оказался наиболее схематичным из всех фединских произведений, он испытал наибольшее давление со стороны официальной идеологии, что мучительно переживал художник (см.: Художник и общество...).
       Страдавший тяжелым заболеванием легких, Федин в начале 1930-х лечился в Швейцарии в Давосе; через несколько лет после этой поездки появится самый маленький и самый поэтичный фединский роман — «Санаторий "Арктур"» (1940). Санаторий в горах населен обреченными (из-за неизлечимой болезни) людьми, которые, ценя каждое мгновенье жизни, борются за продолжение жизни. Главный герой романа Левшин наделен сложной внутренней жизнью. Он живет любовью к Родине, этим отличается от всех других в санатории, людей разных национальностей. Сильная и спокойная натура Левшина дарит поддержку и надежду тем, кто оказывается с ним рядом.
       В годы Великой Отечественной войны Федин был эвакуирован в г.Чистополь; там работал над книгой воспоминаний, книгой размышлений над литературной жизнью в России XX в.— «Горький среди нас» (1941-68); родственной этой явилась и книга «Писатель, искусство, время» (1957) — портреты современников Федина. Летом 1943 писатель выезжал на фронт, был на землях освобожденной Орловщины. В 1944 после снятия блокады едет в Ленинград, здесь рождается книга очерков «Свидание с Ленинградом»: «Я видел десятки европейских городов и жил в восьми столицах. Чувство гармонии, которое мне дается Ленинградом, нигде не повторялось... да, Ленинград остался со своим единством прошлого и настоящего, старый и вечный город. Но прикоснемся к его ранам». В 1942 была написана пьеса «Испытание чувств», а также ряд очерков.
       В военное время Федин приступил к созданию трилогии, отмеченной большим эпическим размахом,— «Первые радости» (1945), «Необыкновенное лето» (1947-48), «Костер» (кн. 1-я — «Вторжение», 1961; кн. 2-я — «Час настал», 1965). Повествование трилогии погружено в незатихаю-щие раздумья писателя об историческом пути России, о социально-нравственных проблемах революции. Хотя Федин отходил в трилогии от темы Европы, все здесь обращено именно к культурному, социальному облику XX в. в целом. От романа к роману писатель следил за сменой поколений, за взлетами, расцветами и затуханием судеб своих персонажей. Главные события связаны с именем Кирилла Извекова, целеустремленной, нравственно привлекательной личности. Герой проходит все испытания, выпавшие на долю его народа,— годы революции, Гражданская война, первые шаги строительства советской жизни, репрессии, война («Герои сами сложили этот сюжет, другого они сложить не могли»). В трилогии глубже всего раскрылись фединские «представления о русской земле — как о Мире, о русском народе, как о Человеке» (Автобиография // Советские писатели. Автобиографии. М., 1959. Т.2. С.565).
       Роман «Костер» остался незавершенным.
       Федин был видным общественным деятелем, на протяжении многих лет возглавлял СП (1959-71), был членом Германской академии искусств; неоднократно получал правительственные награды, был лауреатом Государственных премий. Его произведения переведены на многие языки.
       Появившиеся в последние годы в печати фрагменты дневников Федина разных лет, писем раскрывают глубокие борения художника, постоянно испытывавшего на себе жесткую зависимость от официальной идеологии.

Соч.:
       СС: в 10 т. / вступ. статья М.Кузнецова; прим. А.Старкова. М., 1969-73;
       СС: в 12 т. / вступ. статья Л.Озерова; комм. А.Старкова. М., 1982-86;
       Из дневников и писем К.А.Федина (1944-1968) / публ. Н.Фединой, А.Старкова // Литературная учеба. 1986. №1;
       Распахнуть все окна... Из дневников 1953-1955 гг. / публ. Н.Фединой, А.Старкова // Литературное обозрение. 1986. №2,4,5;
       Из трех петроградских дневников 1920-1921 годов / публ. Н.Фединой, В.Перхина;
       Художник и общество (Неопубликованные дневники К.Федина 20-30-х годов) / публ. Н.Фединой, Н.Сломовой // Русская литература. 1992. №4.

Лит.:
       Творчество Константина Федина. Статьи. Сообщения. Документальные материалы. Встречи с Фединым. Библиография. М., 1966;
       Горбунов А. «Серапионовы братья» и К.Федин: библиографический очерк. Иркутск, 1976;
       Кузнецов Н.И. К.А.Федин-художник. Проблемы метода и стиля. Томск, 1980;
       Бугаенко П.А. Константин Федин: Личность. Творчество. Саратов, 1980;
       Брайнина Б.Я. Федин и Запад: Книги. Встречи. Воспоминания. 2-е изд. М., 1983;
       Старков А.Н. Ступени мастерства. Очерки творчества К.Федина. М., 1985;
       Оклянский Ю. Федин. М., 1986. (ЖЗЛ);
       Ткачева И.В. Государственный музей К.А.Федина: путеводитель. Саратов, 1987;
       Воспоминания о Константине Федине / сост. Н.К.Федина. М., 1988;
       Найти свой лад... // Философские чтения. Саратов, 1992. Вып. 2;
       Только одна человеческая жизнь // Фединские чтения. Саратов, 1993. Вып.3.

Н.А.Грознова

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:41:10 UTC