Кручёных Александр [21.02.1886-17.06.1968]

Кручёных Алексей Елисеевич (псевдоним Александр Кручёных)
       [9(21).2.1886, пос.Оливское (по др. данным — дер. Олевка) Вавиловской волости Херсонской губ.— 17.6.1968, Москва]
       — поэт, критик, теоретик футуризма, издатель.
       Родился в крестьянской семье, отец — выходец из Сибири, мать — полька.
       С 1894 жил в Херсоне, окончил Одесское художественное училище (1906) с дипломом учителя графического искусства. В Одессе Кручёных познакомился с Д.Д.Бурлюком, а осенью 1907 переехал в Москву и вскоре начал печататься в одесских газетах (статьи о кубизме в живописи). Первая из ныне известных публикаций художественных произведений — рассказ «Кровавые люди», в котором Кручёных цитирует собственные стихи (газета «Родной край». Херсон. 1909. 13-24 нояб.; подпись А.Горелин).
       В февр. 1912 Бурлюк познакомил Кручёных с В.В.Маяковским; немногим позже он близко сошелся с В.Хлебниковым, несомненно оказавшим большое влияние на раннее творчество Кручёных. Примкнув к кубофутуристам и целиком отдавшись литературной работе, весной 1912 Кручёных совместно с Хлебниковым написал поэму «Игра в аду» (упомянутую Маяковским в стихотворении «Лиличка!»: «Комната — / глава в кручёныховском аде» // ПСС. М., 1955. Т.1. С.107). В этом же году вышел полупародийный сборник стихотворений «Старинная любовь».
       В 1913-14 Кручёных участвовал в футуристических акциях в Москве и Петербурге.
       В 1913 выступил одним из авторов программной декларации футуристов «Пощечина общественному вкусу», печатался в футуристических сборниках «Дохлая луна», «Молоко кобылиц», «Рыкающий Парнас», «Стрелец, I».
       В 1913 вышли его книги «Взорваль», «Поросята» (написанная «вместе с Зиной В., 11 лет»), «Возропщем», «Две поэмы. Пустынники. Пустынница», «Полуживой», общие с Хлебниковым сборники «Мирсконца», «Бух лесинный», программная декларация «Слово как таковое». В янв. этого же года на сцене театра «Луна-парк» в Петербурге была поставлена (вместе с трагедией Маяковского «Владимир Маяковский») пьеса-опера Кручёных «Победа над солнцем» (пролог Хлебникова, музыка М.В.Матюшина, декорации и эскизы костюмов К.С.Малевича). В сборнике «Помада» (1913) Кручёных впервые включил 3 стихотворения, написанные по предложению Бурлюка, «на собственном языке». Начальная строка пятистишия «Дыр, бул, щыл» стала хрестоматийным примером бессмысленной поэзии.
       В 1914 Кручёных жил в Петербурге, где вышли его новые книги: «Тэ ли лэ» (совместно с Хлебниковым), «Собственные рассказы и рисунки детей. Собрал А.Крученых», а также «выпыт» «Стихи В.Маяковского» — первое отдельное исследование о творчестве поэта.
       В конце 1914 Кручёных уехал на Кавказ, чтобы избежать мобилизации; летом приезжал в Москву и Петроград, готовил к изданию книги «Заумная книга», «Война» (обе — 1916) и др.
       В марте 1916 был призван на военную службу чертежником на строительство военной Эрзерумской железной дороги. По пути провел около месяца в Тифлисе, где стал признанным вождем футуризма, пропагандируя его вместе с В.В.Каменским и И.М.Зданевичем.
       В 1916-20 издал свыше 70 брошюр.
       В 1917-18 являлся организатором и участником футуристических групп.
       В 1919 работал на строительстве Черноморской железной дороги, в 1920 — на железной дороге в Баку. Заведовал отделом Бакинского РОСТА.
       С осени 1921 в Москве, сотрудничал в журнале «ЛЕФ», издал «уголовные романы» в стихах «Разбойник Ванька-Каин и Сонька-маникюрщица» (1925) и «Дунька-Рубиха» (1926), книгу «15 лет русского футуризма» (1928), сборник любовной лирики «Ирониада» и «Рубиниада» (оба — 1930). В дальнейшем занимался литературно-музейной работой: составлением библ. справочников «Книги Б.Пастернака за 20 лет» (М., 1933); «Книги Н.Асеева за 20 лет» (М., 1934), изданием литературного наследия — «Неизданный Хлебников» (М., 1928-33), «Турнир поэтов» (М., 1928-34). После 1934 нигде не печатался.
       Кручёных был дерзким поэтическим новатором, оригинальным критиком, одним из зачинателей русского и мирового литературного авангарда. Поэтическое искусство он рассматривал как высвобождение скрытых возможностей «самоценного» слова (его фонетической стороны, этимологии и морфологической структуры). Собственное литературное творчество было для Кручёных своеобразной иллюстрацией к теоретической программе, изложенной им во множестве статей и деклараций, наиболее подробно — в сборнике «Слово как таковое» и в статье «Новые пути слова» (коллективный сборник «Трое», СПб., [1913]). Теория футуризма разрабатывалась Кручёных в книгах: «Чорт и речетворцы» (1913), «Тайные пороки академиков» (1916), «Сдвигология русского стиха» (1922), «Фактура слова», «Апокалипсис в русской литературе» (обе — 1923) и др. Кручёных пытался изобрести новый поэтический язык — заумь («Декларация заумного языка», 1921), он называл себя родоначальником новой литературной школы в России — заумников. Происхождение заумного языка Кручёных возводил к народным заговорам и заклинаниям, молитвам сектантов (ср. у Маяковского: «орущие, как хлысты на радении / Дыр, бул, щыл» // ПСС. М., 1955. Т.1. С.314), праязыку, детской речи (см. сб. «Поросята»). В произведениях Кручёных, написанных заумным языком, внимание поглощается звукообразом, звукописью; для них характерны смешение поэтической и прозаической речи, отсутствие знаков препинания, применение шрифтов различной величины и т.п. В сборнике «Ирониада» он пытался ввести в поэзию джазовые ритмы. Кручёных придавал большое значение интонированию, виртуозно читал собственные стихи.
       Уже в 1910-е Кручёных воспринимали как заумника, «футуристического иезуита слова» (Маяковский), «буку русской поэзии». Сложность отношения к Кручёных отражают высказывания о его творчестве поэтов-современников. Маяковский писал о стихах Кручёных: «...аллитерация, диссонанс, целевая установка — помощь грядущим поэтам» (ПСС. М., 1959. Т.12. С.88). О.Э.Мандельштам призывал «откинуть совершенно несостоятельного и невразумительного Крученых, и вовсе не потому, что он левый и крайний, а потому, что есть же на свете просто ерунда», хотя и отмечал, что, «несмотря на это, у Крученых безусловно патетическое и напряженное отношение к поэзии, что делает его интересным как личность» (Россия. 1922. № 3. С.27).
       Подавляющее большинство своих сборников Кручёных издавал на собственные средства литографическим способом, при поддержке художников Н.С.Гончаровой, М.Ф.Ларионова, Малевича, П.Н.Филонова, В.Е.Татлина и др. Кручёных «рисовал» тексты своих книг, поскольку придавал «значение словам по их начертательной и звуковой характеристике» (Садок судей! СПб., 1913). Сейчас все малотиражные брошюры Кручёных — библиографическая редкость.

Соч.:
       Четыре фонетических романа / предисл. Б.Несмелова. М., 1990. (Репринтное изд. 1927);
       Кукиш прошлякам: Фактура слова. Сдвигология русского языка. Апокалипсис в русской литературе / вступ. статья Г.Н.Айги. М.; Таллинн, 1992. (Репринтное изд. 1922,1923);
       Наш выход: К истории русского футуризма. М., 1996;
       Стихотворения. Поэмы. Романы. Опера. СПб., 2001.

Лит.:
       Чуковский К. Лица и маски. СПб., 1914. С.93-136;
       Бука русской литературы: Сб. статей. М., 1923;
       Лившиц Б. Полутораглазый стрелец. Л., 1989;
       Алексей Крученых в свидетельствах современников. Munchen, 1994;
       Красицкий С.Р. О Крученых // Крученых А. Стихотворения. Поэмы. Романы. Опера. СПб., 2001. С.5-40.

В.Г.Макашина

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Sunday, 15-Jun-2014 06:07:31 UTC