Алданов Марк [07.11.1886-25.02.1957]

Алданов Марк (настоящее имя Марк Александрович Ландау)
       [26.10(7.11).1886, Киев — 25.2.1957, Ницца]
       — прозаик.
       Родился в богатой интеллигентной семье сахаропромышленника А.М.Ландау, получил блестящее образование, закончив классическую гимназию и 2 факультета (правовой и физико-математический) Киевского университета, продолжил образование в Париже, занимаясь химией. Увлечение химией пройдет через всю его жизнь: от публикации в 1910 статьи «Законы распределения вещества между двумя растворителями» до монографии «Актинохимия» (1937) и работы 1951 «К возможности новых концепций в химии». Вообще, аналитическое начало в творчестве Алданова, художника и мыслителя, психолога и исследователя, всегда оставалось сильным, недаром уже как итог в самом конце жизни появится книга философских диалогов «Ульманская ночь» (1953).
       Революцию Алданов не принял; издал в 1918 сразу же изъятое как крамольное историко-публицистическое эссе «Армагеддон», затем быстро эмигрировал, в отличие от большинства других не строя никаких иллюзий о возвращении. Литературная судьба Алданов полностью связана с эмиграцией (с марта 1919), книги его вернулись в Россию лишь в конце 1980-х. Однако Россия всегда была главной темой его творчества, ее истории посвящены серии романов, охватывающих двухвековой период. Путь Алданов эмигранта не был оригинальным: через Стамбул — в Париж, затем, в 1922-24,— «русский Берлин», возвращение во Францию, которую покинет в годы фашистского нашествия, переселившись в США, и вновь вернется сюда в 1947. Был женат на своей двоюродной сестре Татьяне Марковне Зайцевой (скончалась в Париже в 1968).
       Судьба Алданов сложилась так, что он стал современником и очевидцем великих и трагических исторических событий, его обращение к историческому жанру было предопределено, и все же дебют, весьма успешный, оказался неожиданным. Парижские «Современные записки» опубликовали повесть «Святая Елена, маленький остров» в 1921, в год 100-летия смерти Наполеона. С этого произведения начинается в творчестве Алданов исследование проблемы неизбежности революций, закономерностей исторического процесса, соотношения в истории воли и случая, относительности прогресса и вечности добра. Первая повесть естественно вошла позже в тетралогию «Мыслитель» («Святая Елена, маленький остров», «Девятое Термидора», 1923; «Чертов мост», 1925; «Заговор», 1927), где Алданов, обращаясь к историческим событиям рубежа XVIII—XIX вв. во Франции и России, как бы намечает пути к познанию революционных событий XX в. Уже с 1923 Алданов работает над романом «Ключ» (1929) о событиях 1916-17, составившим трилогию вместе с романами «Бегство» (1932) и «Пещера» (1т. - 1934, II т.- 1936). Всего в эту серию вошло 16 книг — от восшествия на престол Екатерины Великой до смерти Сталина.
       Чувствуя и постоянно подчеркивая свою зависимость от опыта Л.Толстого (сознательно исключив из своей исторической панорамы войну с Наполеоном!), Алданов строит свою философскую систему истории, отрицающую фатализм и какую-либо предопределенность в ее развитии. Широкомасштабные романы Алданов фокусируют внимание на судьбах очень разных людей: Робеспьера и Нельсона, императора Павла и провокатора Азефа, Суворова и Сперанского, Гитлера и Ганди,— но в любом случае история беспощадно и своевольно расставляет и меняет местами фигуры на игровом поле. Правила этой игры не известны участникам, и чем менее проявлена их воля, тем объективнее взаимоотношения личности с историей. Потому так важны во всех романах Алданов герои вымышленные, как правило, центральные, связывающие повествование; это личности обыденные, даже заурядные, предпочитающие роль наблюдателей, свидетелей, но не активных участников событий. Романы «Ключ», «Бегство», «Пещера», к примеру, повествуют исключительно о судьбах людей рядовых; этим объясняется, видимо, и необходимость создания острой интриги, детективных сюжетных ходов. Первый роман трилогии служит своеобразным «ключом» не только автору, пытающемуся разобраться в российских перипетиях начала столетия, но и читателю к романам Алданов, их внутренним взаимосвязям и скрытым пружинам. Философские диалоги героев Брауна и Федосьева открывают нам ход размышлений автора о победительной силе зла, об угрозе любой революционной идеи, неизбежно связанной с насилием. Становится ясна и система доказательств — исторических иллюстраций: во всех своих произведениях Алданов обращается к эпохам насилия, слома, но не созидания; ни одна война, ни одна революция не принесла умиротворения. И всегда, как бы далеко в прошлое ни заглядывал Алданов, мысль его о современности. «Я выбрал мрачный сюжет,— пишет он в предисловии к роману "Ключ",— право каждого писателя, для нас теперь — особенно естественное: очень трудно требовать большой жизнерадостности от людей, испытавших и видевших то, что испытали и видели мы» (Ключ. С. 15).
       Накануне Второй мировой войны Алданов пишет свой самый «современный» роман — «Начало конца» (1938), где исследуется духовное состояние русского общества между двумя мировыми войнами: от надежд к их краху, от возрождения к упадку. И вновь встает вопрос об истоках совр. трагедии. В годы войны, в Соединенных Штатах, Алданов пишет свой самый большой исторический роман, который, при всей скромности самооценок, считал едва ли не лучшим,— «Истоки» (издан в 1950). Научная скрупулезность историка, взвешенность и отстраненность философа сочетаются здесь с публицистическим пафосом современника, мастерством художника, ловко строящим острый и занимательный, авантюрный по существу сюжет. С точки зрения Алданов, именно 1870-е стали главной вехой на пути к октябрьской катастрофе, именно тогда была сделана главная ставка — ставка на насилие, причем как с одной стороны, так и с другой. Можно было бы сказать о беспристрастности писателя, если бы не прорывающаяся, не дающая скрыть себя горькая боль за погибающую Россию.
       В годы войны Алданов все чаще обращается к современности. Появляется целый ряд рассказов (новый для Алданова-романиста жанр), которые он прямо называет политическими: «Автор не чувствовал себя способным писать теперь на темы, не имеющие отношения к происходящим в мире событиям» (Соч. Кн.3. С.62). Это рассказы «Фельдмаршал», «Грета и Танк», «Микрофон» и др. В рассказах и очерках той поры перед нами предстает целая галерея исторических лиц, при всем различии с одной в общем-то судьбой — судьбой жертвы тщеславия. Убеждение в бесплодности исторических уроков раскрывается Алдановым в рассказе «Астролог» (1947) и романе «Освобождение» (1948), которые посвящены итогам Второй мировой войны.
       Алданов почти не писал статей о литературе, не пытался выводить и формулировать художественные законы: творчество, как и история, как и сама жизнь, законам не подчиняется. Но этот кажущийся и обидный пробел компенсируется последним изданным при жизни романом с характерным названием — «Живи как хочешь». Книга о жизни русских эмигрантов, герой которой, писатель Виктор Яценко, мучается теми же вопросами, что и автор; книга о настоящем и будущем искусства, об ответственности слова художника — слова правды. Правда — единственный закон и жизни, и творчества, который признавал Алданов, правда русской истории с помощью писателя спустя десятилетия возвращается и к российскому читателю.

Соч.:
       СС.: в 6 т. М., 1991-93
       Соч.: в 6 кн. [продолж.].
       Соч.: в 6 кн. [продолж.] Кн.1: Портреты. М., 1994;
       Соч.: в 6 кн. [продолж.] Кн.2: Очерки. М., 1995;
       Соч.: в 6 кн. [продолж.] Кн.3: Прямое действие. Рассказы. М., 1994;
       Ключ: роман. М., 1991;
       Бегство. М., 1991;
       Пещера. М., 1991.

Лит.:
       Чернышев А.А. Непогасшая искорка Марка Алданова // Алданов М. Ключ. М., 1991;
       Ли И. Рассказ Марка Алданова // Алданов М. Прямое действие: рассказы. М., 1994;
       Чернышов А.А. Материк «Марк Алданов»: Неизвестная часть // Алданов М. Портреты. М., 1994.

А.А.Павловский

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Sunday, 15-Jun-2014 06:07:30 UTC