Чириков Евгений Николаевич [05.08.1864-18.01.1932]

Чириков Евгений Николаевич
       [24.7(5.8).1864, Казань — 18.1.1932, Прага]
       — прозаик, драматург, публицист.
       В дек. 1887 студентом 4-го курса Казанского университета был в первый раз арестован как политически неблагонадежный (впоследствии — еще дважды), исключен, выслан с запрещением жить в крупных (университетских) центрах. Скитался по Поволжью, жил тем, что сотрудничал в местной прессе; фельетоны, очерки, рассказы (первый рассказ— «Рыжий», 1886), обзоры городской жизни (в т.ч. театральной) вскоре доставили Чирикову известность. Примкнув еще в старших классах гимназии к народникам, Чириков испытал затем влияние идей марксизма, но, рано осознав опасность радикализма, в дальнейшем стремился противостоять насилию в любых его проявлениях.
       В 1894 рассказ Чирикова впервые печатает журнал «РБ», а вслед за ним его прозу публикуют и другие толстые журналы. Чириков пишет о жизни русской деревни («В лесу», 1896; «Хлеб везут», 1898); в повестях «Инвалиды» (1897) и «Чужестранцы» (1899) отражает смену общественных взглядов — изображение народников «инвалидами» оппозиционного движения вызвало дискуссию. Героями прозы Чирикова («Блудный сын», 1899; «На поруках», 1904) становятся также «бывшие студенты», исключенные за «политику», побывавшие в ссылке,— в них отчетливо просматриваются автобиографические черты. Нередко носительницами протеста являются женщины, дольше сохраняющие жажду осмысленной жизни, стремящиеся вырваться из пут мещанства («Именинница», «Фауст», оба — 1900; «Марька из Ям», 1904).
       Постепенно Чириков прочно входит в среду демократически настроенных писателей-реалистов, чему немало способствовало его близкое знакомство с М.Горьким, становится пайщиком и автором издательства «Знание». Прочная связь с провинцией (в 1890-х Чириков жил в Самаре, Минске, Ярославле, Нижнем Новгороде, с 1905 — в Москве, с 1907 — в Петербурге), где слава защитника интересов рядовых людей сделала его имя широко популярным, многое объясняет в творчестве писателя. «Чириков был истинным сыном интеллигенции и сыном провинции. Он вышел из ее недр и еще долгое время не разрывал с ними. Этим все сказано. В этом его сила. В этом и его слабость»,— писал А.А.Измайлов. В 1900 Чириков впервые пробует свои силы в драматургии — под непосредственным воздействием спектаклей Московского Художественного театра. Среди его ранних пьес, написанных на провинциальном материале, иронически изображающих «губернскую среду» («Талантливое семейство», «За славой», «Друзья гласности»), выделяются «бытовые картины» «На дворе во флигеле» (опубл. в сборнике «Литературное дело», 1902; поставлена в Новом театре в СПб.— 1902 и гастрольной антрепризе В.Мейерхольда — 1903; на всем протяжении 1900-х широко шла в провинции). В этой пьесе рассказывается история невзгод мелкого чиновника, живо написанные сцены и характеры составили «яркую картину из быта злосчастного чиновничества», раскрыли «глубокую обыденную драму, разыгрывающуюся в глухих и неглухих углах» России (Мир Божий. 1902. №6).
       Свои более зрелые драматические произведения писатель разделил на «провинциальные комедии», «общественные драмы», «драматические фантазии» или «драмы-сказки».
       Вторая «провинциальная комедия» «Иван Мироныч» (1904) была написана в расчете на МХТ и при содействии А.П.Чехова принята театром к постановке (премьера 28 янв. 1905; постановщик К.С.Станиславский, реж. и исполнитель главной роли В.В.Лужский). Почти одновременно пьесу поставил в Петербурге Драматический театр В.Ф.Комиссаржевской (премьера 9 февр. 1905; реж. И.А.Тихомиров). Помимо «Иван Мироныча», Чириков отнес к «провинциальным комедиям» пьесы «Марья Ивановна» (1907, опубл. 1908) и «Царь природы» (1909). Иван Мироныч Боголюбов, инспектор прогимназии, занимает достойное место в ряду других «воспитателей юношества», сатирически изображенных в литературе того времени («Человек в футляре» А.П.Чехова, «Мелкий бес» Ф.Сологуба, «Учитель Унрат» Г.Манна, «Девы из Бишофсберга» Г.Гауптмана); его имя вскоре становится нарицательным для обозначения мелкого тирана. Попытки жены Боголюбова Веры Павловны (сознательная перекличка с именем героини «Что делать?» Н.Чернышевского) и его взрослой дочери преодолеть гнет установленного в их доме режима, составляющие сюжетную основу пьесы, придавали ей на сцене в революционной обстановке 1905 особо широкое социальное звучание. И если спектакль МХТ оставлял все же надежду на освобождение домашних Ивана Мироныча от его тиранства когда-нибудь в будущем, постановка Театра В.Ф.Комиссаржевской, в соответствии с замыслом автора, подчеркивала тщетность на этот счет усилий «новых» (молодых) людей.
       Две другие «провинциальные комедии» ставились почти одновременно. «Марья Ивановна» — в киевском театре «Соловцов» (1907, реж. К.Марджанов), в Театре Корша в Москве (1907), в Александрийском театре в Санкт-Петербурге (1908, реж. А.И.Долинов; в главных ролях М.Г.Савина и А.Р.Аполлонский); удостоенная Грибоедовской премии пьеса «Царь природы» — в Новом театре в Санкт-Петербурге (реж. И.С.Платон; в ролях — П.М., Е.М. и О.С.Садовские), в киевском театре «Соловцов» (1909). Казначейша Марья Ивановна Бородкина рвется сломя голову на профессиональные подмостки, полагаясь на посулы застрявшего в уездном Неглинске без копейки в кармане актера Орлова-Заокского (самый яркий персонаж пьесы). Герой «Царя природы» чиновник Пере дрягин, стремясь любой ценой вырваться из повседневности, готов взлететь на воздушном шаре... Финалы этих пьес отразили крах надежд интеллигенции на новый подъем общественных настроений — не случайно критик Вл.Кранихфельд назвал Чирикова «бардом русской интеллигенции» (Современный мир. 1911. №2).
       Революционные настроения в России оказали на творчество Чирикова значительное влияние, вызвали к жизни ряд газетных и журнальных статей, очерк «В сахарном королевстве», повесть «Мятежники», его «общественные драмы». Сам же ход революционных событий, в которых писатель принял непосредственное участие как член всероссийского Крестьянского совета, развеял последние иллюзии бывшего народника, а потом марксиста, заставил Чирикова отказаться от поддержки крайних политических сил. «Я почувствовал, что революция 1905 г. и все сопутствующие ей события как бы переломили мою жизнь пополам»,— отметил писатель в своих воспоминаниях.
       Отражая в «общественных драмах» события российской жизни 1900-х (еврейские погромы, крестьянские волнения), Чириков вводит в текст газетную хронику, многочисленные географические названия, натуралистично, с подробностями изображает сцену еврейского погрома...
       Невзирая на препоны, чинившиеся местными властями, пьеса Чириков «Евреи» стала в 1905-06 одной из самых репертуарных пьес; она шла более чем в 40 городах (рекордные сборы были в Одессе), правда, с цензурными вымарками. Полный текст игрался в труппе П.Н.Орленева (премьера в нояб. 1904 в «Театре де Вестенс» в Берлине; гастроли по Европе и Америке; в 1906-08 гастроли по Южной и Центральной России; реж. и исполнитель главной роли. П.Орленев), в берлинском «Клейнес театер» (1905; реж. и исполнитель главной роли Э.Линд), в труппе В.Р.Гардина (1906, Гериоки). Из российских постановок следует отметить также спектакль Нового театра Л.Б.Яворской в Петербурге (1905) и спектакль Товарищества новой драмы (Тифлис, 1906; реж. и исполнитель главной роли В.Мейерхольд).
       «"Евреи" — одна из тех немногих пьес, которая заглядывает в самую душу нашей энергичной, но хаотической, и страшной, и радостной действительности»,— заметил в газете «Новая жизнь» в день премьеры в Петербурге А.В.Луначарский.
       «Общественная драма» «Мужики» («картины деревенской жизни») была написана в сент.-окт. 1905 по горячим следам крестьянских волнений в Черниговской губ. Ознакомившись с фактами на месте, выступив на судебном процессе в защиту крестьян, громивших сахарный завод братьев Терещенко, Чириков создал пьесу, в которой современники ощутили живое дыхание недавних событий. «Потрясающий трагизм "Мужиков" логически вытекает из трагизма русской жизни» (Вестник знания. 1906. №7-8). Пьесу репетировал и представил в цензуру Театр В.Ф.Комиссаржевской, однако премьера была запрещена (3 дек. 1905); год спустя запрещение «Мужиков» было подтверждено автору. Известный резонанс имела публикация пьесы в 1906 в 8-й книге сборника «Знание».
       Та же судьба постигла и третью «общественную драму» Чирикова — «Дом Кочергиных» (1909), действие которой, происходящее также в 1905, отчасти повторяет ситуацию «Мужиков» (захват усадьбы, споры о земле; только на этот раз драматический конфликт лежит в области идейных разногласий членов большой дворянской семьи).
       Чириков создает в эти годы и символико-алле-горические драмы («драматические фантазии») — «Легенда старого замка» и «Красные огни» (обе — 1907). Писатель уходит здесь от привычной ему реалистической манеры — и не достигает успеха. Правда, «Легенда», своеобразно раскрывающая «вечную» тему пира во время чумы, заинтересовала К.С.Станиславского, давшего автору ряд советов, но постановка осуществлена не была. Проникнутая пессимизмом, полная условностей «фантазия» «Красные огни» включалась в репертуар нескольких провинциальных театров.
       Одновременно с циклом рассказов на религиозные сюжеты («Искушение», «Девьи горы») Чириков создает «драму-сказку» или «сказку-быль» «Колдунья». Пьеса привлекла внимание талантливого режиссера К.Марджанова, осуществившего несколько ее постановок: в киевском театре «Соловцов», в театре К.Н.Незлобина в Москве (1909), в труппе М.Ф.Багрова в Одессе, в гастрольной антрепризе весной 1909 с В.Г.Иолшиной (сценический псевдоним супруги Чирикова, актрисы) в роли «Колдуньи» Амфеи.
       Отнюдь не новая сюжетная линия — страдания молодой женщины, любящей одного и выданной замуж за другого,— приобрела в пьесе своеобразный оттенок благодаря широкому использованию сказочных персонажей и фольклорных мотивов. Пьеса Чирикова «Лесные тайны», уже целиком построенная на сказочной «игре», сценического успеха не имела (известна постановкой в Петербурге в театре Литературно-художественного общества, 1910).
       Настойчивое стремление вывести все же на сцену материал запрещенных «Мужиков» побуждает Чирикова создать драму «Белая ворона» (1908, опубл. 1910), поставленную в Новом театре в Петебурге (1908), в Малом театре в Москве (1909). Усталость от жизни и борьбы за «социалистические начала» бывшего народника Промоюва, вернувшегося из ссылки в родные края и ощущающего себя «белой вороной», делает тональность пьесы приглушенной, придает статичность действию. «Крестьянская» тема, так мажорно прозвучавшая в «Мужиках», выглядит здесь неорганичной, нарочитой...
       В начале 1910-х Чириков отходит от драматургии (известна лишь его пьеса «Шакалы», 1911) и сосредоточивается на создании автобиографической трилогии «Жизнь Тарханова» (1911-14), главы которой регулярно публикует журнал «Вестник Европы», а также целой серии рассказов, воссоздающих атмосферу российской жизни 1880-х (сб. «Цветы воспоминаний», 1912; «Ранние всходы», 1913; «Волжские сказки», 1916). Впрочем, к драматургии следует, вероятно, отнести «пьесы для экрана» Чирикова: «Любовь статского советника» (1915, для студии Ханжонкова) и «Девьи горы» (1918, на основе обработанных Чириковым сектантских волжских легенд о пришествии Антихриста; фильм был снят, но в 1919 из-за сугубо религиозной основы картины и слишком явных аналогий с происходящим в России «положен на полку»).
       После начала мировой войны Чириков работает некоторое время фронтовым корреспондентом газ. «Русское слово»; он приветствует Февральскую революцию, но с негодованием отвергает октябрьский переворот. В резких публичных выступлениях и газетных статьях он осуждает подавление демократии и жестокость большевистского террора.
       Весной 1918 Чириков уезжает в Крым, оттуда в 1920 в Константинополь, а с окт. 1921 живет в Праге.
       В Чехословакии Чириков регулярно публикует фельетоны на злободневные общественные и политические темы, пишет последнюю часть «Жизни Тарханова» (роман «Семья», 1925), создает семейную хронику «Отчий дом» (1929), выпускает сборник рассказов и повестей о России прошлых лет («Между небом и землей» и «Девичьи слезы», оба — 1927); публикует написанную до революции сказку-мистерию «Красота ненаглядная» (1924). Скитания Чирикова по югу России в годы Гражданской войны дали писателю материал для сборника рассказов «Красный паяц. Повести страшных лет» (1928), а также для романа «Зверь из бездны» (1922, опубл. 1926). Чириков равно осудил в романе как красный, так и белый террор; книга вызвала бурную полемику, имела большой читательский успех.

Соч.:
       СС. Т.1-17. М., 1910-16;
       Повести и рассказы / подгот. текста, вступ. статья и комм. Е.Сахаровой. М., 1961;
       Иван Мироныч. Мужики: Картины деревенской жизни // Драматургия «Знания»: сб. пьес. М., 1964;
       На путях жизни и творчества. Отрывки воспоминаний / вступ. статья, публ. и примеч. А.В.Бобыря // Лица: биографический альм. М.; СПб., 1993. №3. С.281-416.

Лит.:
       Измайлов А.А. Стоячая вода: Литературный портрет Е.Н.Чирикова // Измайлов А.А. Пестрые знамена: Литературные портреты безвременья. М., 1913. С.179-197;
       Первая русская революция и театр: статьи и материалы. М., 1956;
       Жизнь и творчество русского актера Павла Орленева, описанные им самим. Л.; М., 1961;
       Петровская И.Ф. Театр и зритель российских столиц. 1895-1917. Л., 1990;
       Бобырь А. К истории одной полемики [о романе «Зверь из бездны»] // Вопросы литературы. 1995. №4. С.326-335.

М.Ю.Любимова

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 08:39:56 UTC