Балашов Дмитрий Михайлович [07.12.1927-17.07.2000]

Балашов Дмитрий Михайлович
       [7.12.1927, Ленинград — 17.7.2000, д. Козынево Новгородской обл.; похоронен в Зеленогорске под Петербургом]
       — прозаик, филолог-фольклорист.
       Родился в семье актера и художницы. Благодаря богатой домашней библиотеке с детства приобщился к сокровищам национальной культуры. Первую блокадную зиму, во время которой умер от голода отец, провел в осажденном Ленинграде, в 1942-44 находился в эвакуации в Сибири. Окончив театроведческое отделение Ленинградского театрального института, работал преподавателем в Вологодской и Новгородской культпросветшколах. В 1950 вернулся в Ленинград, где пробовал свои силы в самых разных областях деятельности. Окончив аспирантуру отдела фольклора ИРЛИ РАН СССР, в 1962 защитил кандидатскую диссертацию «Древняя русская эпическая баллада».
       С 1961 по 1968 работал научным сотрудником Карельского филиала АН СССР в Петрозаводске Экспедиции по северным областям России позволили Балашову собрать уникальный фольклорный материал и дали глубокое знание образа жизни русского крестьянина. Результатом научных исследований и экспедиций стали книги: «Народные баллады» (1963), «История развития жанра русской баллады» (1966), «Русские свадебные песни Терского берега Белого моря» (1969), «Сказки Терского берега» (1970), «Как собирать фольклор» (1971), «Русские народные баллады» (1983), «Русская свадьба» (1985) и др. Эти труды принесли Балашову известность крупного ученого-фольклориста, знатока северной русской культуры.
       В начале 1960-х ярко проявился активный общественный темперамент Балашова, выступившего против уничтожения церквей Русского Севера. Он сближается с патриотическими силами, ратовавшими за возрождение русской национальной культуры и объединившимися вокруг журнала «Молодая гвардия». В этом ж опубликованы очерки Балашов «Современность вековечного» (1964), «С чужого плеча — себе дороже» (1966), «Урал мастеровой» (1968), посвященные традициям русской архитектуры, народным ремеслам. Балашов — один из организаторов и активный член Всероссийского общества по охране памятников истории и культуры.
       В 1970-80-е Балашов выступает в печати, на различных встречах и конференциях с речами в защиту национальной самобытности, восстановления традиционного уклада и способа хозяйствования, обнажает гибельность индустриального пути развития страны, активно протестует против проекта поворота северных рек на юг (осуществление которого повлекло бы гибель природных и культурных богатств России).
       Балашов снялся в роли художника в фильме «Господин Великий Новгород» (1984).
       С 1985 до конца дней жил в Новгороде, где в 1988 стал одним из организаторов Праздника славянской письменности и культуры, получившего широкий общественный резонанс. Балашов — один из создателей Фонда славянской письменности и культуры.
       К художественному творчеству Балашов обратился уже в зрелом возрасте, на 40-м году жизни. Историческая романистика возникла как определенный итог его общественной деятельности, научных интересов, жизненного опыта. Первая повесть Балашова «Господин Великий Новгород», опубликованная в журнале «Молодая гвардия» в 1967, изображала жизнь новгородского общества XIII в. пластично, зримо и достоверно, знакомила с духовным и бытовым укладом, языком новгородцев той поры. С этого момента, не оставляя научную работу, Балашов посвящает себя и литературному труду.
       Талант исторического романиста проявился в романе «Марфа-посадница» (1972), охватывающем период с 1470 по 1478 и посвященном присоединению Новгорода к Московскому Великому княжеству. Опираясь на труды историка В.Л.Янина («Новгородские посадники» и др.), Балашов показал внутренний кризис новгородского вечевого устройства, трагический образ Марфы, пытающейся объединить силы в борьбе с Москвой. Целостное, исторически документированное воссоздание эпохи сочетается в романе с воплощением ярких, драматических характеров людей из разных сословий. Вместе с тем критика отмечала, что в романе «противоборство Москвы и Новгорода увидено лишь по-новгородски» (Котенко С. — С.69). Апология «воли», симпатии к новгородским еретикам XV в. при явной антипатии к москвитянам и деятелям Православной церкви (в чем проявилось некритическое следование В.Л.Янину) в известной мере лишили роман «объективности и мудрого историзма» (Семанов С — С.215).
       Главный труд Балашова-художника — цикл романов «Государи Московские», включающий в себя книги: «Младший сын» (1975), «Великий стол» (1979), «Бремя власти» (1981), «Симеон Гордый» (1983), «Ветер времени» (1987), «Отречение» (1989), «Похвала Сергию» (1992), «Святая Русь» (1991-97), «Воля и власть» (2000). Цикл представляет собой уникальную историческую хронику-эпопею, охватывающую период русской истории с 1263 (кончина Александра Невского) до 1425. Именно в «Государях Московских» впервые в художественной литературе мир русского Средневековья воссоздан с непревзойденной степенью полноты, исторической достоверности и философской насыщенности. В нем погодно отражены основные исторические события, геополитическое положение Руси, жизнь главнейших княжеств, быт и нравы всех сословий, воплощены судьбы, облик и характер сотен исторических деятелей. Соединение эпичности с напряженными нравственно-психологическими коллизиями, духовное содержание русской истории XIV в., высокие худож. достоинства поставили романы Балашова в ряд серьезных реалистических произведений, повествующих о мире и человеке. За цикл «Государи Московские» Балашов награжден Большой Российской литературной премией (1997).
       В художественную ткань органично включены произведения древней русской и переводной литературы, открывается глубинный смысл иконописи, церковного зодчества. Опираясь на труды историка культуры Г.М.Прохорова («Повесть о Митяе» и др.), писатель показывает сущность движения исихазма, родившегося в Византии, и его роль в судьбах Руси. Балашов был горячим приверженцем и пропагандистом пассионарной теории этногенеза Л.Н.Гумилева, с которым долгие годы был близко знаком. Цикл воплощает многие исторические и этнические гипотезы этого ученого (возникновение Московской Руси, взаимоотношения с Ордой и др.).
       Проблемы добра и зла, власти и совести связаны в книгах Балашов с образами владык мирских (князья, бояре) и духовных (митрополиты). Следуя нравственной традиции Средневековья, Балашов открывает таинственную взаимосвязь личности правителя и вверенной ему «земли». Он решительно отказывается от нередкого в исторической романистике отождествления государственных заслуг и личных качеств того или иного деятеля. Однако в центральных романах цикла («Бремя власти», «Симеон Гордый», «Ветер времени») авторская трактовка проблемы цели и средств расходится как с этической позицией Древней Руси, так и с нравственной традицией русской классики. Критика отмечала этический парадокс: преступления, совершаемые героями романов ради высшей цели, расцениваются как подвиг, мученичество (Казинцев А.— С.40). Евангельские слова: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 13) трактуются Балашовым как сознательное обречение души на адские муки ради блага ближних. Последовательно приписывая князьям Ивану Калите, Симеону и даже митрополиту Алексию мысль, что «погубление» души есть жертва, избавляющая страну от бедствий, романист отходит от воплощения свойственного эпохе православного сознания.
       В этих же романах художественный мир Балашова утверждает идею невозможности святости (отождествляемой с безгрешностью) в мирской жизни. Балашов отказывает в ней большинству канонизированных лиц описываемой эпохи, начиная со св. Александра Невского, и лишь пустынножители видятся подлинно святыми. Мессианский мотив связывается с фигурой преподобного Сергия Радонежского, который противопоставлен всей «земле» как исключительный «спаситель», при этом его чудотворения осмыслены не как действие воли Божией, но как проявления сверхчувственных способностей духовно тонкого человека («Похвала Сергию»).
       Книги Балашова погружают читателя в огромный массив средневековой историко-философской мысли. В спорах героев, в рассуждениях автора сталкиваются, противоборствуют, накладываются друг на друга различные философские взгляды, богословские представления. Зачастую автор ведет спор-диалог с самим собой. Абсолютизация крайностей приводит к нередкому в книгах Балашова дуализму, противопоставлению «духа» и «плоти», сакрального и мирского. Отголоски еретических учений древности (зороастризм, гностицизм, манихейство) слышатся в рассуждениях о добре и зле как двух извечных первоначалах, борьба между которыми признается необходимой для поступательного развития человечества.
       Однако в финальных романах цикла («Святая Русь», «Воля и власть») православное вероучение, присущее описываемому времени, раскрывается более глубоко и последовательно. На смену пассионарным идеям и нецерковной философии приходят темы эсхатологические, размышления о вечности, о прожитой судьбе. Эволюционирует и образ автора, в котором видится уже не пылкий, подчас яростный пропагандист, а умудренный старец. Лейтмотивом последнего романа писателя становится мысль о милосердном и справедливом Суде Господнем, который рассудит все дела людей. Впервые явственно звучит тема Промысла Божия, непостижимыми для современников путями проводящего страну и народ через историческое бытие.
       Сочетая в себе талант художника и филолога, используя древнерусские грамматические формы, лексику, диалектизмы, Балашов превратил язык своих книг в тонкий инструмент для передачи духа и понятий эпохи средневековой Руси. Романам Балашова свойственны драматическая напряженность, экспрессия, кинемато-графичность сцен, панорамность авторского видения. Постоянно сменяют друг друга планы повествования: любовные томления, монашеские подвиги, захватывающие политические детективы, исторические экскурсы. И лирические описания российского пейзажа, и развернутые публицистические отступления согреты пронзительно-нежной любовью к «родимой земле».
       В 1998 Балашов публикует историческую повесть «Деметрий из Херсонеса» (о временах Византийской империи), в 1999 — путевые очерки-раздумья «На "Седове" вокруг Европы», «Любовь» (о «Славянском ходе» по балканским странам, участником которого был Балашов) и рассказы.
       В 1990-е публицистика Балашова обретает особую остроту. Балашов выступает со статьями в защиту национального достоинства русского народа, целостности Российской державы. Он резко обличает политиков, предавших национальные интересы в послеперестроечную эпоху, и высказывает свой взгляд на острые вопросы современности (чеченская война, рыночная экономика и пр.). Анализ причин, поставивших Россию на грань исторического существования в канун третьего тысячелетия, конструктивная программа спасения государства от расчленения и гибели предложены Балашовым в итоговой работе «Заметки на полях истории», опубликованной посмертно (Наш современник. 2000. №12).
       Обстоятельства убийства Балашова в его загородном доме в Новгородской обл. остались невыясненными.

Соч.:
       СС: в 6 т. М., 1991-93;
       Похвала Сергию. М.; СПб., 1992;
       Святая Русь: роман: в 3 т. М., 1997;
       Воля и власть // Роман-газета. 2000. № 5,6;
       И нужна любовь // Личное мнение. М., 1990. Вып. 3;
       Кто мы и куда идем? // Писатель и время. М., 1991;
       Народ должен знать свою историю: Беседа с писателем // Слово. 1991. №11;
       Союз равных народов: Национальный вопрос в СССР // Наш современник. 1991. №7;
       Память учителя (Л.Н.Гумилев) // Наш современник. 1993. №8;
       О памяти нации // Слово. 1993. №3-4;
       Жестокие игры патриотов // Завтра. 1995. №11(67);
       Не разделить пространство евразийское! // Завтра. 1995. №29 (85);
       Любовь: повести и рассказы // Роман-газета. 1999. №3;
       В это адски трудное время // День литературы. 2000. 8 авг. №14 (44);
       Только бы не стать иудео-католиками: Церковные нестроения в Новгороде Великом // Русь Православная. 2001. №7-8;
       Еще раз о великой России. М.,2001.

Лит.:
       Семанов С. О величии духа русского // Москва. 1973. №10;
       Котенко С. Свой удел // Аврора. 1977. №9;
       Бойко М. Выбор // Литературное обозрение. 1980. №1;
       Вондаренко В. Полет стрелы времени // Звезда. 1983. №8;
       Казинцев А. Чтобы не погасла свеча // Литературное обозрение. 1985. №8;
       Рогощенков И. Без праздника и хлеб горек // Критика и время. Л., 1984;
       Любомудров А. Вечное в настоящем: литературные исследования. М., 1990;
       Гумилев Л.Н. Бремя таланта // Балашов Д.М. СС. М., 1991. Т.1;
       Октябрьская О. Государи московские // Москва. 1995. №1;
       Панкратов С. Прощание с Дмитрием Балашовым // Север. 2000. №9;
       Щеглов А. Палачи Балашова // Завтра. 2001. №40 (409) 2 окт.;
       Балашова О.Н. Балашов Дмитрий Михайлович // Балашов Д.М. Еще раз о великой России. М., 2001. С. 5-7.

А.М.Любомудров

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Sunday, 15-Jun-2014 06:07:26 UTC