Вите Рид Иосифович [18.07.1935-01.11.2004]

Грачёв (настоящая фамилия Вите) Рид Иосифович
       [18.7.1935, Ленинград - 1.11.2004, Петербург]
       — прозаик, эссеист, переводчик.
       Мать Грачёва — М.А.Вите, журналистка, сотрудница заводской многотиражки, в 1930-х дружила с О.Берггольц; умерла в блокаду от голода. Грачёв был эвакуирован в Кировскую обл. и 8 лет провел в детских домах на Урале.
       В 1949 его родной дядя, Т.А.Вите, забрал племянника в свою семью и перевез в Ригу, где Грачёв окончил среднюю школу.
       В 1953 Грачёв поступил на отделение журналистики филфака ЛГУ и по завершении учебы (1958) год отработал в рижской комсомольской газете, после чего окончательно возвратился в Ленинград.
       Псевдоним Грачёв взял по фамилии деда — Арсения Петровича Грачёва. Еще школьником (в ранних «пробах пера») Грачёв, по собственному признанию, ощутил «лютую ненависть к пошлости, ко всему, что деформирует и уродует человеческую личность», воспринимая сталинизм как явление «глубоко буржуазное, обывательское, мещанское». Он принадлежал к поколению «детей войны», росших без отцов, болезненно удрученных своей возрастной уязвимостью,— и в литературу его ровесников позвала память о попранном детстве. Первый опубликованный рассказ Грачёва — «Песни на рассвете» — помещен в коллективном ленинградском сборнике «Начало пути» (1959). Отдавая дань очевидному таланту молодого автора, журналы не раз заключали с ним договоры, набирали текст, но дальше (как в «Неве» с повестью «Адамчик») дело не двигалось: обнаженная жизненная правда в прозе Грачёва решительно восставала против официальных идеологических догм — и партийное начальство было настороже.
       Завоевав репутацию одаренного автора, «пишущего в стол», безоговорочно признанный видными прозаиками старшего поколения (в частности, В.Ф.Пановой и Ф.А.Абрамовым), Грачёв мучительно переживал свое литературное изгойство, перебиваясь случайными переводами с французского («Письма заложника» А. де Сент-Экзюпери, «Миф о Сизифе» А. Камю и др.). Крохотная книжечка рассказов Грачёва «Где твой дом» (1967) юридически узаконила его писательский статус, но к этому моменту он уже серьезно подорвал здоровье и в дальнейшем систематически заниматься литературной деятельностью не смог.
       Автобиографическая в своей основе проза Грачёва, при всей мрачности житейского колорита, пронизана идеей выстраданного людского братства. В принципиально значимых его рассказах «Зуб болит» (1959), «Подозрение» (1959), «Ничей брат» (1962), где действует любимый герой Грачёва — «неприкаянный мальчик военных лет, одновременно ранимый и ожесточенный, жаждущий выговориться и настороженно-замкнутый, беззащитный, но инстинктивно готовый к нападению, еще щенок и уже волчонок» (Хмельницкая Т.— С.167) — писатель пристально исследует тот процесс духовного рождения, когда как бы «в личинке просыпается весь человек, постигая доброе и мудрое начало бытия». Взрослый не по летам герой грачевской прозы, соединяющий в себе «честность, доброту и человеческое достоинстве со смиренностью» (Бурсов Б.— С.295), своим трагическим примером внушает людям, сколь спасительно их общение между собой и сколь богаты их душевные возможности.
       Помимо прозы, Грачёв, продемонстрировав незаурядный темперамент, писал публицистические статьи — в «Литературной газете» были напечатаны «Недобрая воля» (1961), «Присутствие духа» (1963), писал критические этюды о Ф.Мориаке, Фолкнере, М.Антониони, но подавляющая часть его эссеистики оставалась неопубликованной вплоть до 1994, когда стараниями его друзей увидела свет итоговая книга Грачёва «Ничей брат». Неся на себе печать веяний и споров 1960-х, проницательная эссеистика Грачёва поднимает глобальные проблемы противостояния мировой культуры и цивилизации и разрабатывает ту же — центральную для его прозы — тему людского общения, теперь уже в аспекте взаимоотношений личности и государства, духовных связей и «значащего отсутствия» таковых. «Настоящий современный писатель», по убеждению Грачёва, должен помогать читателю обрести «чувство настоящего»: «Иначе человек — раб. На любой должности, на любом посту и даже совсем без поста» (Ничей брат. С. 231).
       Грачёв написал мало, что-то из написанного утрачено. Тем не менее влияние Грачёва на писателей его поколения неоспоримо. Он был тем камертоном, с которым сверяли свои замыслы более успешные его товарищи: И.Бродский, А.Битов и др.

Соч.:
       Где твой дом: рассказы. М.; Л., 1967;
       Ничей брат: рассказы и эссе. М., 1994.

Лит.:
       Бурсов Б. Критика как литература. Л., 1976;
       Хмельницкая Т. В глубь характера. Л., 1988;
       Битов А. Зуб болит, или Порка Спинозы // Литературное обозрение. 1992. №10;
       Гордин Я. Долгое отсутствие // Р.Грачёв. Ничей брат. М., 1994;
       Рейн Карасти. Жертва обстоятельств // Звезда. 1999. №3;
       Иванова Б. Рид Грачев // История ленинградской подцензурной литературы: 1950-1980-е годы: сб. статей. СПб., 2000.

И.С.Кузьмичев

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я
Оглавление | Все источники



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Sunday, 15-Jun-2014 06:07:26 UTC