ВСТУПИТЕЛЬНАЯ СТАТЬЯ

       Представленный Вашему вниманию "Энциклопедический словарь биографий видных ученых-юристов России (Вторая половина XX века)" содержит биографические сведения об ученых-юристах России, благодаря творческой активности и плодотворной деятельности которых российское правоведение интенсивно развивалось во второй половине прошлого столетия и смогло сохранить за собой передовые рубежи практически по всем основным направлениям современной юридической науки. В Словарь включены биографии: 1) российских правоведов, которые успешно защитили докторские диссертации в 1939—2000гг.; 2) правоведов, имеющих диплом кандидата юридических наук и аттестат профессора по кафедре при условии, что обладатели этих документов внесли весомый вклад в развитие соответствующей отрасли правоведения (подготовили и издали несколько монографий), а также изъявили желание участвовать в подготовке данного Словаря, прислав в адрес его редакционного совета свои биографии. В порядке исключения в Словарь помещены биографии правоведов, защитивших докторские диссертации после 2000г. и приславших свои биографии в адрес редакционного совета Словаря.
       Таким образом, настоящий Словарь представляет собой специализированное издание. В нем, во-первых, приведены биографические сведения только о российских правоведах, для которых научная или научно-педагогическая деятельность составляет основное направление их деятельности, во-вторых, биографии только ученых, внесших весомый клад в развитие российского правоведения, и, в-третьих, основной акцент сделан на констатации главных итогов, результатов научной деятельности.
       В процессе подготовки Словаря к изданию предварительно потребовалось решить четыре в целом непростые задачи:
       — разработать структуру каждой статьи-биографии;
       — определить методы, обеспечивающие сбор достоверной и достаточно полной информации;
       — организовать проведение социально-правовогоисследования;
       — обеспечить единообразный подход к изложению материала в биографических статьях.
       Подготовка Словаря велась с учетом опыта, накопленного при подготовке таких изданий, как "Советские криминалисты: Краткий биографический справочник" (Н.Новгород, 1991); Р.С.Белкин "Криминалистическая энциклопедия" (М., 1997); "Антология российского некролога" (Ростов н/Д, 1999); "Современные российские юристы: Кто есть кто в юридической науке и практике" (М., 2001).
       К сожалению, в названных изданиях отсутствует единый подход к структуре статьи-биографии, к пониманию того, о чем следует повествовать в биографии в первоочередном порядке, что составляет основу творческого портрета ученого. Составители шли двумя путями. Очерк чаще всего сводился к краткому перечислению некоторых биографических сведений об ученом и помещению списка его основных работ. Если же имела место достаточно объемная биография, то первостепенное внимание уделялось конкретным фактам из жизни ученого: служил в армии, милиции, в прокуратуре, активно участвовал в общественной работе, в подготовке законопроектов, иных важных документов для законодательных и исполнительных либо судебных органов государства. В то же время оценки научного вклада ученого в развитие соответствующего научного направления в биографиях отсутствовали.
       В силу общественного разделения труда каждая профессия имеет свой предмет деятельности и ориентирована на особые социально-полезные результаты. Уникальность же труда ученого состоит в том, что он призван развивать соответствующую сферу научных знаний, формировать новые в конечном счете теоретические знания об исследуемых явлениях и процессах, открывать новые законы развития природы, общества или мышления. Знание закономерного, необходимого позволяет человеку успешно действовать, достигать поставленных целей и преобразовывать мир. Поэтому, по нашему мнению, основу, ядро статьи-биографии должны составить описание результатов научной деятельности соответствующего ученого-юриста, оценка его персонального вклада в разработку исследуемых правовых и иных проблем. Ибо только оригинальная авторская новизна, а не что-либо иное, характеризует автора как ученого и является основанием для присуждения ему ученых степеней кандидата и доктора юридических наук.
       Если ученые не в полной мере выполняют свои социальные функции, то соответствующая сфера научных знаний остается неизменной, стоит на месте, поскольку иные специалисты в силу специфики и сложности научного познания, а также достаточно высокого уровня современных научных знаний не способны заменить ученых, творить большую науку вместо них и за них. Недостаточная активность или результативность на ниве науки не может быть восполнена теми или иными видами предметно-практической деятельности. Успехи в проектировании или пропаганде законов, в сфере политики или правоприменения могут играть важную роль в творческой биографии ученого, служить ярким показателем его разносторонних творческих способностей. Результаты хотя и творческой, но все же практической деятельности приобретают "ореол" научности лишь в ярком свете, исходящем от основного направления деятельности ученого как генератора оригинальных научный идей и положений.
       Юрист, обладающий учеными степенями и званиями и успешно действующий в практической сфере, выступает не в своей собственной ипостаси, а в роли успешно действующего политика, законотворца, правоприменителя, преподавателя, который к тому же время от времени занимается и наукой. Конечно, отдельные творческие личности успешно сочетают научную деятельность с практической. И все же, сообразно тематической направленности Словаря, в оценках позитивных результатов ведущих ученых-юристов России предпочтение отдается успехам в научной деятельности, в разработке актуальных проблем правовой науки, тогда как результаты практической деятельности описываются менее полно и обстоятельно.
       Вклад ученого в развитие правовой науки наиболее ярко проявляется в трех показателях: в продуктивности научной деятельности, ее результативности и признанности вклада научной общественностью и юридической практикой. Продуктивность научной деятельности ученого-правоведа понимается как совокупность, то или иное количество его публикаций. Результативность характеризуется наличием новизны научных изысканий ученого. Этот показатель сводится к совокупности теоретических и/или эмпирических положений, которые сформулированы лично самим ученым, являются научно обоснованными и способствуют решению соответствующих проблем правовой науки или практики. Признанность вклада ученого в развитие науки характеризует степень признания положений, выводов, сформулированных ученым, научной юридической общественностью, государственными органами и юридической практикой.
       При подготовке Словаря решающее значение было уделено показателям продуктивности и результативности научной деятельности.
       Было признано целесообразным показатель продуктивности выражать двумя признаками: количеством публикаций и полными биографическими описаниями четырех-пяти наиболее важных монографических работ, составляющих, как говорится, кредо научных изысканий героя биографической статьи. В такую статью рекомендовалось включать только объемные издания: монографии, учебники, учебные пособия, но также и брошюры. Поскольку каждый доктор наук имеет, как минимум, несколько десятков публикаций, от биографического описания его статей, отдельных глав в монографиях пришлось отказаться в силу небольшого объема статьи-биографии и Словаря в целом. Этот подход выдержан достаточно последовательно. В процессе редактирования из представленных материалов были удалены все сведения о публикациях в форме статей, отдельных глав за весьма редким исключением.
       Решающее значение было придано показателю плодотворности научных исследований. От всех респондентов требовалось непременное отражение таких сведений в биографической статье. И сейчас, когда Словарь уже готов, можно с уверенностью говорить, что подобная позиция себя полностью оправдала. Положения о новизне работ в той части, в которой они присутствуют в Словаре, значительно повышают его научный уровень. Благодаря таким положениям информативные сведения о личной жизни ученого, его работах органически дополняются науковедческими оценками состояния правовой науки, ее передовых (или не совсем передовых) рубежей. Кроме того, совокупность сведений о новизне исследований российских правоведов, чьи биографии приведены в Словаре, будет полезна для каждого активно действующего исследователя в области правоведения.
       Во-первых, такие сведения опровергают утверждения некоторых российских правоведов о том, что в условиях СССР никакой науки не было, была лишь одна идеология. Между тем бесспорные, признаваемые зарубежными авторами достижения советских юристов в области криминалистики, экологического права, правовой кибернетики, законодательной техники и систематизации законодательства, трудового и конституционного права убедительно показывают несостоятельность любых попыток принизить роль и авторитет российской правовой науки средины и конца XX в. как внутри страны, так и за ее пределами.
       Во-вторых, описание новизны исследований российских правоведов позволяет в самом первом приближении, весьма абрисно определить процесс развития правовой науки и ее современное состояние. Наука, как известно, носит компилятивный, суммативный характер, и ее передовой край не может значительно удаляться от результатов исследований, достигнутых ее ведущими специалистами. Следовательно, новизна, присутствующая в работах российских правоведов и заявленная в их биографиях, и есть тот самый передовой рубеж, который характеризует совокупный результат творческих усилий правоведов и выступает плацдармом для их дальнейших исследований.
       В-третьих, Словарь, содержащий информацию о новизне научных исследований российских правоведов, способен в какой-то мере восполнить пробел в библиографических описаниях современных работ российских правоведов и работ прошлых лет. Подобных изданий в настоящее время нет, а потребность в них достаточно велика у каждого исследователя, находящегося на перепутье и выбирающего новое перспективное направление научных исследований, желающего знать историю исследований конкретной проблемы, отрасли правоведения либо уровень научных разработок исследуемой проблемы.
       К сожалению, от такого критерия, как признанность научного вклада ученых, в процессе сбора материала и подготовки Словаря пришлось отказаться. Чтобы дать объективную оценку признанности результатов деятельности ученого другими специалистами, требуется либо длительный временной период, либо сложные экспертные опросы. Ни того, ни другого условия авторский коллектив Словаря выполнить не мог.
       В тесной связи со сведениями об интенсивности и результативности научной деятельности находятся и данные об основных этапах формирования личности ученого: когда и какое учебное заведение им было окончено, когда и на какую тему были подготовлены и защищены кандидатская и докторская диссертации. На формирование личности ученого огромное воздействие оказывает и его педагогическая деятельность, участие в практической работе органов законодательной, исполнительной или судебной власти, поэтому краткие сведения о такой деятельности также входят в содержание статьи.
       Для полной характеристики личности ученого, несомненно, важны и сведения о его социальном статусе: наличие ученых степеней, научных званий, участие в академических сообществах, государственное признание особых заслуг. В то же время, по нашему мнению, являются малоинформативными сведения о деятельности, которую ведут фактически все ученые-юристы, а ее результаты не имеют ярко выраженного индивидуального результата. Это, в частности, сведения об участии в работе диссертационных советов, о числе подготовленных кандидатов юридических наук, о заключениях на проекты законов, иные нормативные правовые акты.
       Весьма осторожное отношение было проявлено и к заявкам на создание научных школ. Нередко этот важный аспект научной деятельности, по нашему мнению, понимается довольно упрощенно, как наличие у соответствующего авторитетного ученого той или иной совокупности подготовленных аспирантов. Бесспорно, этот признак необходим для признания факта существования школы как коллектива исследователей, объединенных какой-либо темой исследования. Но все же школа — это не просто коллектив единомышленников, а такой коллектив, который активно разрабатывает какую-либо оригинальную теорию в области правоведения. Так, Л.И.Петражицкий и его ученики — П.Сорокин, Ж.Гурвич образуют особую школу, поскольку их научная деятельность сводилась к разработке оригинального учения основоположника этой школы — психологической теории права. Однако никто и никогда не говорил о наличии школы Г.Ф.Шершеневича, М.Н.Коркунова, Б.Н.Чичерина, поскольку эти яркие и талантливые ученые, внесшие весомый вклад в развитие российской правовой науки, собственной оригинальной теории права не имели. Соответственно они сами и их ученики являются адептами того направления, той школы, положения которой они разделяли и развивали в своих работах.
       В краткой статье, по нашему мнению, нецелесообразно давать описания каких-либо значимых событий в жизни ученого, не имеющих прямого отношения к его научной деятельности (участие в боевых действиях, работа в государственных органах, руководство научными или образовательными учреждениями и др.). Подобная информация имеет определенное значение в генезисе личности ученого, но малый объем словарной статьи не способен передать ее в полной мере. Лапидарное же упоминание о том или ином событии, факте без его конкретизации является малоинформативным для читателя. Поэтому, полагаем, что сведения такого рода целесообразно излагать в обстоятельных очерках других изданий, посвященных жизни и деятельности того или иного ученого.
       В отдельных изданиях биографические статьи содержат информацию о любимых занятиях ученых за пределами науки. Смысл этой информации сводится к тому, чтобы показать, что и великий ученый — человек, и ничто человеческое ему не чуждо. Но эта информация таит в себе много курьезного, что связано с неточным пониманием данной позиции. Например, для одного ученого в числе хобби оказываются "наука и работа", для другого — "ископаемые редкости", для третьего — "работа над докторской диссертацией" или же "работа и семья". Все подобные сведения мало что дают для характеристики творческой деятельности ученого, и, по нашему мнению, в краткой словарной статье от них можно отказаться.
       С учетом изложенного, каждая статья-биография, помещенная в Словаре, имеет следующую структуру:
       1. Фамилия, имя, отчество, дата рождения (смерти), социальный статус ученого.
       2. Наименование учебного заведения и год его окончания, тема кандидатской диссертации и год еезащиты. Тема докторской диссертации и год ее защиты.
       3. Краткие сведения о научно-педагогической ииной трудовой деятельности. Занимаемые должности в сфере науки, образования, а также органах государственной власти.
       4. Сфера научных интересов. Количество публикаций и наиболее значимые из них.
       5. Новизна исследований.
       6. Участие в Великой Отечественной войне (иных боевых действиях). Государственные награды. Воинские звания, классные чины.
       Другая важнейшая задача подготовки Словаря сводилась к обеспечению высокой степени достоверности информации. В этих целях было решено использовать современные методы социально-правовых исследований: анкетирование, анализ письменных источников, обобщение библиографических описаний книг.
       Примерно 70% биографических статей Словаря были подготовлены посредством анкетирования российских правоведов или их коллег. Опрос проводился с применением стандартной анкеты, состоящей из 16 вопросов. Ответы на них рекомендовалось давать в произвольной форме таким образом, чтобы в совокупности было подготовлено цельное произведение — биография в форме статьи объемом до 3500 знаков. Вопросы анкеты были ориентированы на получение полной и развернутой информации по всем пунктам, образующим структуру статьи-биографии. Кроме того, каждому респонденту разрешалось привести иные сведения, важные в его творческой биографии.
       Анкетным опросом удалось решить несколько задач.
       Во-первых, обеспечить высокую степень достоверности сведений о научной деятельности ученого. Подготовленная самим правоведом или его коллегами (членами семьи) биография носит свидетельства "очевидности" и обладает достоверностью.
       Во-вторых, получить и сохранить для истории личное мнение правоведа о себе и результатах своей научной деятельности.
       В-третьих, обеспечить известное единообразие в подготовке биографических статей, хотя следует признать, что не все респонденты следовали вопросам анкеты, живописали свой научный путь по образцу служебной характеристики, составлявшейся в советский период для поездки за границу. В такой статье приводилась масса второстепенных фактов, тогда как необходимые для данного издания сведения отсутствовали.
       Примерно 10% биографий были подготовлены на основе материалов, опубликованных в журналах "Советское государство и право" ( ныне — "Государство и право"), "Правоведение", "Социалистическая законность" (ныне — "Законность"), а также в иных изданиях, подготовленных отдельными научными или учебными юридическими учреждениями (см. Приложение 5). Особую ценность имеют уже упоминавшиеся работы: "Советские криминалисты: Библиографический справочник"; "Современные российские юристы: Кто есть кто в юридической науке и практике". Особенно примечательна работа К.Краковского "Нить времени" (Ростов н/Д, 2003), в которой весьма полно и обстоятельно, с большой любовью изложены биографии преподавателей юридического факультета Варшавского-Донского-Ростовского государственного университета.
       Значительным подспорьем в формировании Словаря послужили биографии 170 ученых, собранные А.И.Бойко лет пять назад, но так и не опубликованные по не зависящим от него обстоятельствам, а также сборник персоналий, составленный Н.П.Повещенко и Н.Н.Штыковой на основе публикаций в ведущих юридических журналах России.
       И все же анкетирование и анализ имеющихся в юридической литературе биографий не обеспечили полноты Словаря. Примерно 20% биографий правоведов, чей пик творческой активности приходился на 50—70-е гг. XX в., подготовить методом анкетирования и анализа публикаций в прессе не представилось возможным. Биографические статьи были составлены по библиографическому описанияю работ российских правоведов, которыми располагает Российская государственная библиотека. К сожалению, главная библиотека России не самым лучшим образом ведет свои каталоги, в этой сфере ее деятельности имеются значительные пробелы.
       В каталоге авторефератов кандидатских и докторских диссертаций отсутствуют сведения о значительной части авторефератов. Существенной неполнотой страдает и алфавитный каталог книг и изданий на русском языке. Вообще, создается впечатление, что значительная часть сведений о книгах российских правоведов советского периода из каталога удалена. Приведем один пример. Интенсивность научной деятельности М.Н.Крутоголова в 60-70-е гг. прошлого столетия была весьма высокой. Его работ, посвященных критике основ буржуазного общества и государства, было настолько много, что в каталоге книг сведения о них были обособлены в отдельную рубрику. Что же видим сейчас? Карточка с заголовком персональной рубрики сохранилась, а за ней — всего лишь одна карточка с описанием какой-то небольшой брошюры. Сведения же об остальных работах, в том числе о монографиях, отсутствуют.
       Пробелы каталога Российской государственной библиотеки в значительной степени удалось восполнить благодаря библиографическим описаниям книг, имеющимся в библиотеках Института государства и права РАН и Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.
       Словарь содержит наиболее полное собрание биографий российских правоведов по сравнению с другими аналогичными изданиями. Вопрос о структуре Словаря первоначально не представлялся сколько-нибудь сложным. Особые надежды возлагались на ВАК РФ, который, однако, составляет такой перечень лишь с 1994г., т.е. с момента начала применения им компьютерных технологий.
       Словник Словаря был составлен по следующим источникам:
       1) Рахлевский В.А., Борисов К.Г. Библиографический справочник диссертаций на соискание ученой степени кандидата и доктора юридических наук (под ред. В.М.Чхиквадзе) (Душанбе, 1965);
       2) Шамба Т.М. Справочный материал по диссертационным работам за 1994-1998 гг. (М., 2000);
       3) Каталог кандидатских и докторских диссертаций, поступивших в Государственную библиотеку имени В.И.Ленина и Государственную центральную медицинскую библиотеку (М., 1957—1995);
       4) Бюллетень ВАК СССР за 1976-1990гг., в котором публиковались объявления о предстоящих защитах докторских диссертаций.
       Однако ни один из названных источников не гарантировал полноты словника для Словаря.
       Библиографический справочник диссертаций, подготовленный В.А.Рахлевским и К.Г.Борисовым, содержит сведения об авторах, которые получили докторскую степень в период 1939-1962гг. по итогам защиты диссертаций. Однако в этот период существовала практика присуждения ученой степени доктора без защиты диссертации. Перечень юристов, получивших ученую степень доктора юридических наук подобным способом, в Справочнике не был приведен.
       Не содержат исчерпывающего списка докторов юридических наук и "Каталог кандидатских и докторских диссертаций, поступивших в Государственную библиотеку имени В.И.Ленина и Государственную центральную медицинскую библиотеку" (М., 1957—1995)" и "Справочный материал по диссертационным работам за 1994—1998гг.", подготовленный Т.М.Шамбой. В них опубликованы лишь сведения об ученых-юристах, защитивших докторские диссертации публично, с оповещением широкой юридической общественности о дате защиты и содержании диссертации. Но в советском государстве, — а подобная практика продолжается и в настоящее время, — значительным был поток докторских диссертаций с грифом "для служебного пользования". Соответственно сведения о лицах, защитивших докторские диссертации с таким грифом, в открытую печать не просачивались и их нет ни в одном из вышеназванных источников.
       Словарь содержит статьи-биографии практически всех российских правоведов, сведения о защите которыми докторских диссертаций имеются в сборниках, составленных В.А.Рахлевским и К.Г.Борисовым (1939-1962) и Т.М.Шамбой (1994-1998), а также в Каталоге кандидатских и докторских диссертаций, поступивших в Государственную библиотеку имени В.И.Ленина. В Словаре имеются сведения и о части докторов юридических наук, защитивших докторские диссертации с грифом "для служебного пользования". Такие сведения были получены от правоведов, принявших участие в анкетировании, проведенном авторским коллективом Словаря, либо из персоналий, опубликованных в юридических журналах. Однако судить о том, насколько полно в Словаре представлена эта категория российских ученых, не представляется возможным. Можно лишь предполагать, что российских правоведов, ставших докторами юридических наук за период 1939-1998гг., биографии которых не вошли в Сборник, не так уж и много, в пределах 5% всего контингента данной категории российских ученых.
       В Словаре, как уже говорилось, представлены также биографии российских правоведов, защитивших докторские диссертации в 1999-2000гг. и принявших участие в опросе. Большая часть таких биографий была включена в Словарь, но ряд присланных материалов все же пришлось отклонить, следуя одному из основных императивных принципов социологических исследований — исключать из последующей обработки материалы опроса, не содержащие ответы на основные вопросы анкеты, либо анкеты, заполненные ненадлежащим лицом.
       Контроль полноты представления биографий ученых, защитивших докторские диссертации после 1998г., авторским коллективом Словаря не велся. Положение ведущего ученого-юриста не всегда возникает автоматически, сразу после успешной защиты докторской диссертации. Отдельному автору нужно еще время, чтобы активной научной деятельностью утвердить себя в роли творческой личности, делами оправдать аванс, выданный ВАК. Поэтому если недавно защитившийся доктор уклонился от опроса, не счел возможным по тем или иным причинам прислать свою биографию редколлегии Словаря, то вряд ли целесообразно убеждать его сделать это. Данный Словарь, хотя и первое, но отнюдь не единственное издание такого рода, так что реальная возможность достойным образом информировать юридическую общественность о своих научных достижениях ученым-юристам России может быть предоставлена неоднократно.
       Имелся большой соблазн включить в Словарь биографии правоведов, составлявших научную элиту других союзных республик, чьи работы, изданные на русском языке, широко использовались российскими учеными (в их числе — С.И.Вильнянский, В.М.Корецкий, П.Е.Недбайло, Ю.Г.Басин, М.Т.Баймаханов, С.И.Зиманов, С.А.Раджабов и др.). И все же биографии советских правоведов, работавших в научных и учебных юридических учреждениях союзных республик (на Украине, в Белоруссии, Грузии и т.д.) и всю свою творческую жизнь проживавших в них либо постоянно проживающих в них после распада Союза ССР, было решено не включать в Словарь, дабы не вызывать нареканий по поводу желания увеличить число российских правоведов за счет научной элиты ныне других, хотя и союзных государств.
       Наибольшая полнота Словаря стала возможной благодаря поддержке его составителей руководителями и коллективами большинства научных и образовательных юридических учреждений России, а также их высокой активности в ходе социально-правового исследования. В нем участвовали все старейшие образовательные и научные учреждения России: юридический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова, Саратовская государственная юридическая академия (бывший Саратовский юридический институт), Московская государственная юридическая академия (бывший Всесоюзный юридический заочный институт), Уральская правовая академия, юридический факультет Ростовского государственного университета, Юридический институт Дальневосточного государственного университета, юридический факультет Воронежского государственного университета и др.
       Наиболее благоприятные условия для проведения опроса докторов юридических наук создали начальник Санкт-Петербургского университета МВД России, профессор В.П.Сальников, директор Института государства и права РАН, профессор А.Г.Лисицын-Светланов, ректор Российской академии правосудия, профессор В.В.Ершов.
       От участия в организации опроса ученых-юристов отказались лишь руководители юридического факультета ЛГУ (декан — профессор Н.М.Кропачев, заместитель декана по научной работе доцент В.В.Лукьянов). Подобная неконструктивная позиция руководства юридического факультета хотя и создала дополнительные затруднения в процессе подготовки Словаря, но не сказалась решающим образом на его полноте. Плеяда санкт-петербургских правоведов в нем представлена достаточно полно. Биографии были подготовлены по материалам, опубликованным в журнале "Правоведение", библиографическому описанию Российской государственной библиотеки. Кроме того, отдельные работники юридического факультета СПбГУ подготовили и передали свои биографии редакционной коллегии Словаря.
       Достаточно высокий уровень полноты характерен и для биографических описаний научной деятельности российских правоведов, хотя этот показатель не везде одинаков. Наиболее полными являются биографии, подготовленные в ходе опроса самими учеными или их коллегами. Обстоятельное описание новизны содержится в ответах, данных учеными-правоведами Института государства и права РАН. Однако не все респонденты были внимательны при подготовке своих биографий или биографий коллег, не давали ответов на такие вопросы, как тема кандидатской и докторской диссертаций или новизна исследований. Отдельные авторы вместо даты рождения называли только год рождения.
       Если недостающие сведения о темах диссертаций в ходе редактирования удалось восполнить, то сведения о новизне исследований на этой стадии подготовки Словаря восстановить не представилось возможным.
       Пробелы содержатся в значительной части биографий, подготовленных на основе персоналий, опубликованных в юридических журналах или иных изданиях. В этом случае полнота статьи во многом зависела от первичных публикаций, которые, как известно, имеют особую направленность и не всегда содержат необходимые для данного Словаря сведения (не сообщается о тематике диссертаций, новизне научных исследований, о работах, подготовленных автором). По возможности пробелы такого рода восполнялись из иных источников, в том числе и библиографических описаний книг, имеющихся в Российской государственной библиотеке, библиотеках ИГП РАН и Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.
       Заранее приносим извинения правоведам, которые в биографических статьях о себе, подготовленных членами редакционного коллектива, не увидят описаний или названий своих бесспорно творческих и ценных для правовой науки работ. Скорее всего подобные пробелы возникли по причине неполноты каталогов книг Российской государственной библиотеки, которая либо не получила соответствующий экземпляр книги, либо не сочла нужным внести сведения о ней в соответствующий каталог.
       Как уже говорилось, получить информацию относительно 20% докторов юридических наук ни в ходе опросов, ни из имеющихся публикаций не представилось возможным. Оказались утраченными и личные дела некоторых правоведов по месту их работы. В этих условиях было решено составить биографии по библиографическому описанию их диссертационных и монографических работ. Биография, таким образом, сведена к информации о научной деятельности правоведа, без описания его биографических данных. Конечно, такая биография является неполной, но все же она предпочтительнее полного умолчания, полного забвения.
       Все биографические статьи Словаря имеют авторов, хотя у значительной части статей сведения об авторе отсутствуют. Отсутствие таких сведений означает, что статья подготовлена либо в форме автобиографии, либо коллегами (родственниками) героя статьи, не пожелавшими объективировать свое авторство, либо представляет собой редакционную версию персоналий, опубликованных в юридических средствах массовой информации.
       Фотографии российских правоведов, помещенные в Словаре, по преимуществу взяты из их личных архивов и публикуются впервые. К сожалению, не все респонденты прислали фотографии. Частично пробелы удалось восполнить заимствованием портретов из других печатных источников, однако значительная часть биографических статей помещена без фотографий.
       В целях облегчения пользования Словарем в приложениях к нему помещены именные указатели российских правоведов: по месту работы, научной специальности, году защиты докторской диссертации.
       Классификатор по месту работы не ставит своей целью дать исчерпывающий перечень всех учреждений (организаций), в которых российские правоведы работают или работали. Взяты лишь учреждения (организации), в штате которых на момент подготовки Словаря на постоянной основе сотрудничают не менее 10 докторов юридических наук.
       Местом работы ученого-юриста признается то учреждение (организация), в котором он работает на постоянной основе, либо работал до конца дней своих, либо из которого он ушел на заслуженный отдых (уехал в другую страну) и в других учреждениях (организациях) России постоянно больше не работал. Классификатор составлен на основе данных, указанных респондентами в подготовленных ими биографических статьях, которые были частично восполнены из других источников.
       Таким образом, персональный состав ведущих научных организаций и учебных учреждений России является ориентировочным и неполным. И все же, несмотря на определенную неполноту, классификатор дает верные и бесспорные доказательства того, какие конкретно организации и учреждения Российской Федерации составляют элиту учебного и научного юридического сообщества России, играют в нем солирующую, ведущую роль.
       Рубрики именного указателя в основном соответствуют Классификатору юридических наук, утвержденному приказом министра науки и технологии Российской Федерации от 25 января 2000г. №17. Однако если в рубрике Классификатора объединены несколько отраслей правоведения, то в именном указателе такая рубрика подразделена на несколько самостоятельных подрубрик сообразно включенным в нее отраслям правовой науки. Например, рубрика "Теория и история государства и права. История правовых учений" разбита на две: "Теория государства и права. История правовых учений" и "История государства и права".
       Выражаем искреннюю признательность всем, кто своей активной деятельностью внес посильный вклад в успешное преодоление одного из значительных пробелов российской правовой науки и способствовал успешной подготовке данного Словаря к изданию.
       Отзывы, пожелания и замечания по содержанию Словаря, его структуре, полноте и точности изложенных фактов просим направлять по адресу: г.Москва, ул.Новочеремушкинская, д.69а. Российская академия правосудия. Отдел теории права, государства и судебной власти. Электронный адрес: aoa33@mail.ru. Тел.332-53-07.
       Все рекомендации по уточнению, дополнению, совершенствованию Словаря будут с благодарностью приняты и учтены в его последующих изданиях.

В. М. Сырых, профессор, ответственный редактор

А Б В Г Д Е Ё Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я



Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru


Дата последнего изменения:
Tuesday, 22-Oct-2013 17:33:44 UTC