Статья 37. Необходимая оборона


Статья 37. Необходимая оборона
(в ред. Федерального закона от 14.03.2002 №29-ФЗ)

       1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.
       2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.
       21. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения (часть 21 введена Федеральным законом от 08.12.2003 №162-ФЗ).
       3. Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Комм. Волженкин Б.В.

       1. Необходимая оборона от общественно опасных посягательств — естественное субъективное право каждого человека, признаваемое и закрепленное законом. Реализация этого права служит одним из средств борьбы с преступностью. Регламентируя институт необходимой обороны, законодатель стремится обеспечить права обороняющегося от общественно опасного посягательства для того, чтобы стимулировать его на подобные действия и оградить от возможного необоснованного привлечения к ответственности, в частности за превышение пределов необходимой обороны. Именно эту цель преследовали изменения, внесенные в комментируемую статью Федеральными законами от 14.03.2002 №29-ФЗ “О внесении изменения в статью 37 Уголовного кодекса Российской Федерации”1 {СЗ РФ. 2002. №11. Ст. 1021.} и от 08.12.2003 №162-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации”2 {СЗ РФ. 2003. №50. Ст. 4848.}.
       2. В новой редакции ч.1 комментируемой статьи подчеркивается правомерность защиты от общественно опасного посягательства любыми средствами и с причинением нападающему любого вреда, вплоть до лишения его жизни, если нападение сего стороны создавало опасность для жизни обороняющегося или другого лица. При этом посягательство может уже сопровождаться применением насилия, опасного для жизни, либо создавать угрозу непосредственного применения насилия, опасного для жизни обороняющегося или другого лица.
       Опасность для жизни обороняющегося или другого лица должна быть объективно существующей. Если же опасность для жизни объективно не существовала, но оборонявшийся добросовестно заблуждался и имел основание полагать о наличии подобной опасности, такое заблуждение дает основание для прекращения уголовного преследования в силу отсутствия вины.
       3. При защите от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, возможен эксцесс обороны, называемый в законе превышением пределов необходимой обороны.
       Закон (ч.2 комментируемой статьи) определяет превышение пределов необходимой обороны как умышленные действия, явно не соответствующие характеру и опасности посягательства. В этой формуле сделан акцент на умышленно преступный характер деяния (“умышленное действие”, “явное несоответствие”), являющегося превышением пределов необходимой обороны. Как известно, умышленным преступлением деяние признается лишь тогда, когда лицо осознавало не просто фактическую сторону своего деяния и последствия, но и общественную опасность деяния. Следовательно, уголовно наказуемое превышение пределов необходимой обороны имеет место в случаях, когда в момент пресечения посягательства (не сопряженного с насилием, опасным для жизни, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия) обороняющийся понимал неправильность своих действий, осознавал со всей очевидностью, что мог данное посягательство пресечь (именно пресечь, а не убежать, спрятаться, обратиться за помощью), используя другие средства и методы защиты, причиняя посягающему вред, значительно меньший, чем тот, который он фактически причинил. В этом случае к желанию защититься как бы присоединяется желание расправиться с посягающим лицом, причинить ему такой вред, который необходимостью отражения посягательства не вызывался. Именно такое субъективное представление обороняющегося должно быть установлено при признании его виновным в превышении пределов необходимой обороны. Ряд важных, подлежащих учету обстоятельств при установлении наличия или отсутствия превышения пределов необходимой обороны подчеркнут в п. 8 и 9 постановления Пленума ВС СССР от 16.08.1984 №14. Несмотря на изменения законодательства эти положения сохранили свою значимость.
       Надо иметь в виду, что лишение жизни посягающего лица может быть признано не превышающим пределы необходимой обороны и в некоторых случаях совершения посягательств, не сопряженных с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой такого насилия. Например, не будет превышения пределов необходимой обороны, если женщина убивает насильника, защищаясь от его посягательства, или лицо, которого преступник хочет лишить зрения, также убивает нападавшего.
       4.Часть 21, включенная в комментируемую статью Федеральным законом от 08.12.2003 162-ФЗ, подчеркивает умышленный характер превышения пределов необходимой обороны, что не будет иметь места, если обороняющееся лицо не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения в случаях, когда оно было неожиданным, внезапным.
       5. Закон подчеркивает равное право на необходимую оборону для всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения.
       В ст.24 Закона о милиции указано, что “на деятельность сотрудника милиции распространяются положения о необходимой обороне и крайней необходимости, установленные законодательством”1 {См. также: ВВС РФ. 1998. №1. С. 8-9.}. В то же время обеспечение правопорядка и пресечение преступлений — это служебная обязанность сотрудника милиции, в связи с чем он в случаях и порядке, предусмотренных ст.12—16 Закона о милиции, может применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие. Соответствующие обязанности по пресечению преступлений с правом применения физической силы, специальных средств и оружия возложены также: на военнослужащих внутренних войск (ст. 24 — 29 Федерального закона от 06.02.1997 №27-ФЗ “О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации” (в ред. от 20.06.2000)1 {СЗ РФ. 1997. №6. Ст. 711; 2000. №26. Ст. 2730.}); сотрудников органов федеральной службы безопасности (ст. 14 Федерального закона от 03.04.1995 №40-ФЗ “О федеральной службе безопасности” (в ред. от 30.06.2003)2 {СЗ РФ. 1995. №15. Ст. 1269; РГ. 2003. 1 июля.}); сотрудников федеральных органов государственной охраны (ст. 24 — 27 Федерального закона от 27.05.96 №57-ФЗ “О государственной охране” (в ред. от 18.07.1997)3 {СЗ РФ. 1996. №22. Ст. 2594; 1997. №29. Ст. 3502.}); частных охранников и детективов (ст.16—18 Закона РФ от 11.03.1992 №2487-1 “О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации” (в ред. от 10.01.2003)4 {Ведомости РФ. 1992. №17. Ст. 888; СЗ РФ. 2003. №2. С.167.}) и др. Признавая за этими лицами такое же право на необходимую оборону, как и у других граждан, следует отметить, что их профессиональная подготовка, специальные навыки, психологическая готовность к возможным столкновениям с правонарушителями и другие подобные качества будут приниматься во внимание при установлении возможного эксцесса обороны.
       Так, в Таможенном кодексе, признающем право должностных лиц таможенных органов при пресечении правонарушений, задержании лиц, совершивших правонарушение, и ряде других случаев (ст.415—417) применять физическую силу, специальные средства и оружие, оговариваются определенные условия для этого и подчеркивается, что “при применении физической силы, специальных средств или оружия в зависимости от характера и степени опасности правонарушения, а также степени оказываемого противодействия должностные лица таможенных органов обязаны исходить из того, что ущерб, причиненный при устранении опасности, должен быть минимальным (п.3 ст.414)”.
       6. УК предусматривает уголовную ответственность только за убийство (ч.1 ст.108) и за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны (ст.114 УК; нужно, однако, отметить, что название указанной статьи охватывает более широкий круг деяний, чем следует из диспозиции ее ч.1). Следовательно, позиция законодателя заключается в том, что причинение вреда средней тяжести или легкого вреда здоровью лица, совершающего общественно опасное посягательство на личность, права обороняющегося или других лиц, интересы общества или государства, никогда не могут рассматриваться как превышение пределов необходимой обороны, поскольку в таких случаях не будет явного несоответствия защиты и причиненного вреда характеру и степени общественной опасности посягательства.
       Если в результате превышения пределов необходимой обороны потерпевшему лицу причинен тяжкий вред здоровью, повлекший по неосторожности его смерть, содеянное также следует квалифицировать по ч. 1 ст. 114 УК (см. п.10 постановления Пленума ВС СССР от 16.08.1984 №14).




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
Начало раздела
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 06-Nov-2013 08:32:52 UTC