КОММЕНТАРИИ К ГРАЖДАНСКОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,
ЧАСТИ ВТОРОЙ

Статья 1073. Ответственность за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до четырнадцати лет
       1. За вред, причиненный несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет (малолетним), отвечают его родители (усыновители) или опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.
       2. Если малолетний, нуждающийся в опеке, находился в соответствующем воспитательном, лечебном учреждении, учреждении социальной защиты населения или другом аналогичном учреждении, которое в силу закона является его опекуном (статья 35), это учреждение обязано возместить вред, причиненный малолетним, если не докажет, что вред возник не по вине учреждения.
       3. Если малолетний причинил вред в то время, когда он находился под надзором образовательного, воспитательного, лечебного или иного учреждения, обязанного осуществлять за ним надзор, либо лица, осуществляющего надзор на основании договора, это учреждение или лицо отвечает за вред, если не докажет, что вред возник не по его вине в осуществлении надзора.
       4. Обязанность родителей (усыновителей), опекунов, образовательных, воспитательных, лечебных и иных учреждений по возмещению вреда, причиненного малолетним, не прекращается с достижением малолетним совершеннолетия или получением им имущества, достаточного длявозмещения вреда.
       Если родители (усыновители), опекуны либо другие граждане, указанные в пункте 3 настоящей статьи, умерли или не имеют достаточных средств для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью потерпевшего, а сам причинитель вреда, ставший полностью дееспособным, обладает такими средствами, суд с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств, вправе принять решение о возмещении вреда полностью или частично за счет самого причинителя вреда.

Комм. Нечаева А.М.

       1. В обязательствах вследствие причинения вреда особое место занимают правила о его возмещении, если этот вред причинен несовершеннолетними, втом числе малолетними. Здесь применима п.1 ст.1064 ГК, определяющая общие основания ответственности за причинение вреда (см. коммент. к этой статье), а также ст. 1073, 1074 ГК, развивающие и конкретизирующие абз.2 п.1 ст.1064 ГК. Ответственность за вред, причиненный малолетними, регламентируется и ст. 1066, 1067 ГК (см. коммент. к этим статьям).
       Правила об ответственности за вред, причиненный несовершеннолетними в возрасте до 14 лет, которые по терминологии ГК считаются малолетними, основываются на ст.28 ГК, определяющей их дееспособность. Существо данных правил составляет психическая незрелость детей в этом возрасте, отчего все, за малым исключением, гражданско-правовые сделки за них совершают родители или заменяющие их лица.
       Говоря о причинении вреда несовершеннолетними, ГК имеет в виду любую его разновидность: вред имуществу, в том числе убытки, здоровью, моральный вред. Он может быть причинен как одному, так и нескольким физическим лицам; как одним, так и группой несовершеннолетних, которые нередко действуют группой, сообща. Имущественный вред может быть причинен и юридическому лицу. В имущественный вред входит и упущенная выгода.
       Отличительная черта ответственности за вред, причиненный малолетними, заключается в том, что ответственность за него возлагается целиком и полностью на родителей или лиц, их заменяющих, в установленном законом порядке. Причем надо иметь в виду, что в качестве родителей фигурируют лица, записанные в свидетельстве о рождении несовершеннолетнего. Не важно, состоялась ли эта запись на основании свидетельства о браке родителей или после установления отцовства как в добровольном, так и судебном порядке. Для возложения на родителей ответственности за вред, причиненный их малолетним ребенком, не имеет значения расторжение их брака, совместное или раздельное проживание матери и отца, степень участия каждого из них в оказании материальной помощи ребенку и т.п. обстоятельства. Все равно они несут имущественную ответственность за ненадлежащее выполнение своих родительских прав и обязанностей личного характера, предусмотренных п.1 ст.63 СК.
       К лицам, на которых возлагается обязанность возместить вред, причиненный малолетним, относятся и усыновители, поскольку в соответствии со ст.137 СК после усыновления они обретают родительские права и обязанности в полном объеме независимо от того, состоялась или нет запись их в качестве родителей усыновленного в свидетельстве о его рождении. По смыслу п.1 комментируемой статьи в любом случае, даже если вред причинен малолетним вскоре после усыновления, кровные родители ответственности не несут. Ее возложение на опекуна основывается на п.1 ст.150 СК, предусматривающей его права и обязанности по воспитанию подопечного, полностью совпадающие с аналогичными правами и обязанностями родителей. Но если опека установлена при жизни родителей, не лишенных родительских прав, ответственность за причиненный подопечным вред могут нести солидарно как родители малолетнего, так и его опекун. Перечень лиц, на которых возлагается такая ответственность, казалось бы, является исчерпывающим. Но п.3 ст.153 СК приравнивает права и обязанности по воспитанию ребенка, принятого в семью по договору, к правам и обязанностям опекуна. Это означает, что в круг лиц, обязанных нести ответственность за вред, причиненный малолетним, входят и его приемные родители. Если же при устройстве ребенка в семью будет использована иная форма семейного воспитания, предусмотренная законом субъекта РФ, на лицо, заменившее родителя, распространяются требования комментируемой статьи. Родственники ребенка любой степени родства с ним, не управомоченные в установленном порядке на его воспитание, ответственности за причиненный вред не несут. То же самое можно сказать о фактических воспитателях несовершеннолетнего, которые не наделены правами и обязанностями по его воспитанию.
       Предоставление родителям и лицам, их заменяющим, возможности доказать, что вред возник не по их вине, означает, что речь идет только об упречном поведении лица, ответственного за причинение этого вреда. Только тогда, когда в его действиях (бездействии) есть вина, можно говорить о необходимости нести материальные издержки за дефекты семейного воспитания. Причем эта вина не только в неисполнении, ненадлежащем исполнении обязанностей по воспитанию, но и в нарушении прав ребенка, предусмотренных ст. 54, 148 СК.
       Определение вины лица, обязанного нести ответственность за вред, причиненный малолетним, представляет особую важность, поскольку, во-первых, воспитание — это длящийся процесс, во-вторых, чаще всего результаты просчетов в воспитании, пренебрежения к правам и обязанностям по воспитанию дают о себе знать не сразу, могут проявляться неожиданно, в-третьих, между усилиями по надлежащему семейному воспитанию, их полным отсутствием и причиненным вредом не всегда существует прямая зависимость. Однако глубокая внутренняя связь между действиями (бездействием) здесь, как правило, существует. Если ее обнаружить невозможно, говорить об обязанности возместить вред не приходится. И хотя определить вину в отношениях, связанных с воспитанием, не просто, вина всегда должна быть конкретной. Само собой разумеется, что и степень вины родителей, каждого из них или лиц, их заменяющих, бывает разной, что сказывается на размере возмещаемого вреда. Не исключается смешанная вина — воспитателей ребенка и пострадавшего (не убрал в положенное место дорогостоящее оборудование и т.п.). Что же касается самих причинителей вреда, то их незрелый возраст не позволяет говорить о вине малолетнего как таковой, хотя субъективная сторона его поведения, мотивы, побудившие к причинению вреда (поиграть, отомстить и т.д.), могут также учитываться при его возмещении.
       Отсутствие четких критериев в определении вины лица, обязанного надлежащим образом воспитывать малолетнего, не означает, что ответственности за наступивший вред в любом случае не миновать. Если по объективным причинам родители (один из них) никакого участия в воспитании не принимали, например из-за противодействия к общению с ребенком, пребывания в армии, на длительном лечении, в местах лишения свободы и т.п., вряд ли можно говорить о наличии даже косвенной их вины, поскольку фактическая связь с несовершеннолетним полностью прекратилась по независящим от них обстоятельствам. Другое дело, когда родители (один из них) уклонялись от выполнения родительского долга. Однако все эти и другие обстоятельства, предопределяющие судьбу спора, когда он разрешается судом, сторонам предстоит доказать с помощью писем, документов, свидетельских показаний и т.п. Поскольку нередко в роли ответчика в подобного рода делах выступают лица пожилого возраста, в частности опекуны или родители-инвалиды, а также малообеспеченные граждане, суду следует помочь им в сборе необходимых материалов, чтобы иск был рассмотрен всесторонне, а судебное решение не способствовало созданию в семье малолетнего причинителя вреда напряженной атмосферы, способной породить еще более серьезные, чем материальные затраты, последствия. При возмещении вреда, причиненного малолетним, не исключается заключение письменного договора между лицом, обязанным возместить этот вред, и пострадавшим или простая договоренность между ними, освобождающая от необходимости обоащения в суд.
       При определении меры ответственности за вред, причиненный малолетним, действуют правила ст. 1079, 1080, 1083, 10851090 ГК (см. коммент к этим статьям).
       2. Согласно п.4 ст.35 ГК, п.1 ст.147 СК функции опекуна воспитанника, находящегося в детском учреждении, возлагаются на это учреждение, а точнее, на его администрацию. Поэтому здесь применимы правила, предусмотренные п.1 комментируемой статьи. Однако надо иметь в виду, что п.2 данной статьи распространяется на малолетних, которые попали в детское учреждение из-за утраты родительского попечения (вследствие смерти родителей, лишения или ограничения их родительских прав, признания родителей недееспособными и т.п.). Перечень обстоятельств, свидетельствующих об утрате родительского попечения, дает п.1 ст.121 СК, но в любом случае речь идет о детях, о которых некому позаботиться, а потому детское учреждение целиком и полностью заменяет им семью, родителей. Когда же у воспитанника есть лица, которые обязаны о нем заботиться, но делают это с помощью одного из детских учреждений, п.2 комментируемой статьи не применяется
       Другими словами, ответственность за вред, причиняемый малолетним воспитанником, по общему правилу, несет то детское учреждение, в котором он находится постоянно и на полном государственном попечении. Если в такое учреждение попадает ребенок, имеющий опекуна или приемного родителя, опека, приемная семья перестают существовать, а бывший опекун и приемный родитель никакой ответственности за причиненный малолетним вред, как правило, не нэсут. Исключение составляют случаи, когда опекун, приемный родитель не заботился о ребенке, не осуществлял должного надзора за его поведением, в результате чего пришлось прекращать отношение по опеке, расторгать договор о передаче несовершеннолетнего в семью и устраивать его в одно из детских учреждений. Тогда ответственность за вред, причиненный малолетним воспитанником, может быть возложена на бывшего опекуна, бывшего приемного родителя, по вине которых возник вред. Исключение составляют ситуации, когда ребенка устраивают в детское учреждение на полное государственное попечение, но на время, например из-за болезни опекуна, отчего согласно п.1 ст.147 СК отношения по опеке не прекращаются, тогда действуют п. 1, 3 комментируемой статьи. Может случиться, что оставшегося без попечения родителей малолетнего пока не удается устроить ни в семью, ни в детское учреждение. Поэтому в соответствии с п. 2 ст. 123 СК исполнение обязанностей его опекуна возлагается на органы опеки и попечительства. В подобных случаях ответственность за вред, причиненный ребенком, несут эти органы до тех пор, пока они не устроят куда-либо несовершеннолетнего.
       К учреждениям, где малолетний воспитанник, лишившийся родительского попечения, находится постоянно, относятся: дома ребенка, детские дома (как дошкольные, так и школьные, дома инвалидов, общеобразовательные и специальные коррекционные школы-интернаты для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц, их заменяющих). Надо полагать, что в число таких учреждений входят специальные учебно-воспитательные учреждения закрытого типа для детей и подростков с девиантным (отклоняющимся от нормы, общественно опасным) поведением. В подобного рода учреждения направляются малолетние дети в возрасте от 8 до 18 лет, после чего их связь с родителями, семьей прекращается. Здесь они находятся не только на полном государственном попечении, но и подчиняются особому режиму, который предусматривает круглосуточное наблюдение и контроль за воспитанниками (Типовое положение о специальном учебно-воспитательном учреждении для детей и подростков с девиантным поведением, утвержденное постановлением Правительства РФ от 25.04.1995 №420 (в ред. от 23.12.2002) {СЗ РФ. 1995. №18. Ст.1681; 1997. №2. Ст.250; 2002 №52 (ч.2). Ст.5225.}).
       Отсюда следует, что ответственность за вред, причиненный малолетним воспитанником такого учреждения, должно нести это учреждение. Не исключается при этом солидарная ответственность родителей и администрации.
       Наличие у воспитанников, утративших родительское попечение, родителей порождает вопрос, должны ли последние принимать участие в возмещении вреда, причиненного их малолетними детьми? По смыслу п.2 комментируемой статьи родители в такой ситуации не входят в число лиц, обязанных к возмещению вреда. Вряд ли это логично, тем более что ст.1075 ГК возлагает такую ответственность на лиц, лишенных родительских прав (см. коммент к этой статье). Поэтому сама по себе утрата родительского попечения при жизни родителей или одинокой матери с последующим устройством малолетнего в одно из детских учреждений на полное государственное попечение не служит основанием для освобождения родителей от ответственности за причиненный им вред. Возложить ли эту ответственность только на родителей или и на детское учреждение — вопрос факта. Все зависит от конкретной ситуации и результатов ее судебной оценки.
       Правила, позволяющие детским учреждениям освободиться от возмещения вреда, причиненного малолетним воспитанником, аналогичны тем, что предусмотрены п.1 комментируемой статьи. То же самое можно сказать относительно возможности предъявления регрессного иска лицом, возместившим вред. Однако к причинителю вреда такой иск предъявить нельзя (п.4 ст.1081 ГК). Вместе с тем учреждение, возместившее вред, вправе предъявить регрессный иск к непосредственному виновнику случившегося, чьи педагогические просчеты, нарушение требований педагогического характера повлекли за собой неправомерное поведение ребенка. Речь может идти о педагогах, воспитателях, в чьи функциональные обязанности входит формирование личности воспитанника. При этом действуют положения, предусмотренные п. 1, 2 ст.1081 (см. коммент. к этой статье).
       Изменение формы устройства воспитанника детского учреждения (из дома ребенка на усыновление, детского дома в приемную семью и т.п.) влечет за собой перемену в определении лиц, обязанных возместить причиненный вред. То же самое можно сказать, когда происходит обратный процесс, в результате которого малолетний ребенок из семьи, в частности от родителей, усыновителей, опекуна, приемных родителей, попадает на полное государственное попечение в одно из перечисленных детских учреждений, но не на время, а для постоянного там проживания. Если детское учреждение, куда был устроен малолетний, ликвидируется, реорганизуется, то ответственность за возмещение вреда, причиненного его воспитанником, переходит к его правопреемникам.
       3. Семейное воспитание несовершеннолетних, воспитание детей в детском учреждении, заменяющем родителей, включает в себя надзор, контроль за поведением ребенка любого возраста. Такой надзор есть составная часть процесса воспитания. Поэтому там, где функции по воспитанию являются обязанностью родителей, заменяющих их лиц, детского учреждения, надзор как таковой подразумевается. Иное дело, когда ребенок, сохраняя связь с семьей, заменившим ее учреждением, проходит курс обучения, лечения, оздоровления, социальной реабилитации и т.п. Тогда он пребывает в стенах учреждения, имеющего свои задачи: научить, оказать медицинскую помощь и т.д. Вместе с тем любое из детских учреждений, где ребенок находится временно, не может не надзирать за ним, но не вообще, а только тогда, когда несовершеннолетний пребывает в стенах этого учреждения, пока не закончится учеба, курс лечения, реабилитации и т.п. Другими словами, пока существует тесный контакт несовершеннолетнего с педагогом, воспитателем, врачом и т.п. Поэтому надо полагать, что при причинении вреда по дороге ребенка в детское учреждение и, наоборот, по пути домой п.3 комментируемой статьи не применяется.
       Изложенный в п.3 указанной статьи перечень учреждений, обязанных осуществлять надзор за малолетним, исчерпывающим не является. Поэтому сюда, например, входят не только общеобразовательные, но и частные школы, специальные (корреляционные) учебные заведения, где курс лечения сочетается с воспитанием ребенка, приходящего из дома и т.п. Особое место занимают специализированные учреждения, предназначенные для социальной реабилитации несовершеннолетних, оказавшихся на улице (социально-реабилитационные центры, социальные приюты, центры помощи детям, оставшимся без попечения родителей и др.), создаваемые в системе органов, осуществляющих социальную защиту населения. Отсюда следует, что вред, причиненный малолетним, находящимся в таком учреждений, обязана возместить его администрация в соответствии с п.3 комментируемой статьи. Вместе с тем нет оснований для возложения такой ответственности на образовательное учреждение дошкольного образования детей (дворец, дом, центр детского творчества, станцию юных техников, туристов, натуралистов, центр дополнительного образования детей, традиционной культуры, народных ремесел и др.), куда дети приходят из дома, либо учреждения, заменившего семью, лишь на какое-то непродолжительное время, чтобы развлечься, приобщиться к искусству, ремеслу и т.п.
       Расширение перечня услуг в сфepe образования, воспитания, здравоохранения, оказываемых как физическими, так и юридическими лицами, превращает в необходимость заключения между ними соответствующего договора, один из пунктов которого следует посвятить ответственности за вред, причиненный малолетним. Но в любом случае она будет определяться правилами, сформулированными ГК.
       При использовании родителями, заменяющими их лицами для ухода за малолетним физических лиц складываются договорные отношения по оказанию услуг. Достигнутое на этот счет соглашение может быть устным и письменным с указанием и без такового на необходимость осуществления надзора за ребенком. Надо полагать, что этот надзор сам собой разумеется, поскольку ради него родители его и заключают.
       Все положения относительно возможности освобождения от ответственности за вред, причиненный малолетним вследствие отсутствия за ним надзора, совпадают с теми, что сформулированы в п.1 комментируемой статьи.
       При применении п.3 данной статьи не исключается солидарная ответственность родителей, лиц их заменяющих и одного из детских учреждений (см. коммент. к ст.1080 ГК). К тому же лицо, возместившее вред в соответствии с п.3 комментируемой статьи, имеет право регресса к тому, кто непосредственно отвечал за надзор за малолетним (воспитателю, педагогу, лечащему врачу и т.п.). Но, как и везде, лица, возместившие вред, не вправе предъявить регрессный иск к причинителю вреда, о чем имеется специальная оговорка в п.4 ст.1081 ГК.
       4. Обязанность лиц, перечисленных в п.1—3 комментируемой статьи, по возмещению воеда существует, по общему правилу, до тех пор, пока не погашена сумма, подлежащая удовлетворению. Чтобы подчеркнуть это положение, делается оговорка: с достижением малолетним причинителем вреда совершеннолетия или получением имущества, достаточного для возмещения вреда, возникшие ранее обязательства продолжают существовать. При этом не имеет значения, что родительские права и обязанности носят срочный характер и автоматически прекращаются по достижении детьми 18 лет. Не делается в ГК никаких на этот счет оговорок, связанных с переходом малолетнего в более зрелый возраст, когда его дееспособность уже определяется ст.26 ГК, расширяющей рамки его возможностей в гражданско-правовой сфере. Что же касается улучшения материального положения малолетнего, например, благодаря получению им наследства, дара, то и это не снимает ответственности с обязанных к возмещению вреда лиц. Поэтому понятие «достаточное» в данном контексте не требует разъяснения. Надо полагать, что подобного рода правила действуют независимо оттого, приступили или нет родители, заменяющие их лица к выполнению своих обязанностей по возмещению или им еще предстоит это сделать. Главное, чтобы вред был причинен несовершеннолетним, не достигшим 14 лет.
       Существование достаточно жестких правил относительно исполнения обязанностей по возмещению вреда, причиненного малолетним, сочетается с возможностью сделать исключение, когда, во-первых, оно логически оправдано, во-вторых, не отвечает требованиям справедливости, в-третьих, не соответствует линии на индивидуализацию ответственности, и, наконец, в-четвертых, не способствует формированию чувства ответственности у несовершеннолетнего любого возраста за свои асоциальные, противоправные действия и поступки. Поэтому, если лица, обязанные возместить за него ущерб, умерли, их обязанности при определенных условиях переходят к причинителю вреда. Еще один вариант возможной передачи ему этой обязанности заключается в наличии обстоятельств, свидетельствующих об отсутствии у лиц, перечисленных п.1—3 комментируемой статьи, достаточных для возмещения средств. Причем для возложения на причинителя вреда подобного рода обязанности достаточно одного из названных условий.
       Понятие «достаточные средства» не может быть стандартным и формализованным, поскольку в значительной мере зависит от уровня материальной обеспеченности причинителя вреда, пострадавшего и лица, обязанного возместить вред. Поэтому все соображения на этот счет подлежат критической оценке в ходе судебного разбирательства, когда суд учитывает представленные на его рассмотрение доказательства, существующий на момент рассмотрения дела размер минимальной заработной платы, уровень материальной обеспеченности жителей данного региона и т.п. Причем размер вреда исчисляется в денежном выражении на момент рассмотрения спора судом. При этом если ответственность должны нести супруги, следует руководствоваться и п. 2, 3 ст.45 СК, где определяется ответственность супругов-родителей по обязательствам, в частности по возмещению вреда, причиненного их малолетними детьми. Поскольку обязанность возместить такой вред возлагается, по общему правилу, на каждого из них, то свой долг перед пострадавшим они погашают за счет общего имущества. При недостаточности этого имущества супруги-родители несут солидарную ответственность имуществом каждого из них. Без ориентации на правила СК об ответственности супругов-родителей по своим обязательствам невозможно составить представление об уровне материальной обеспеченности обоих родителей, каждый из которых обязан возместить вред, причиненный их малолетними детьми.
       В качестве одинаковых условий возложения обязанности возместить вред на причинителя вреда фигурируют одновременно:
       — обретение причинителем вреда полной дееспособности;
       — наличие у него средств, достаточных для возмещения вреда.
       Если одно из этих условий отсутствует, по смыслу абз.2 п.4 комментируемой статьи говорить о возложении обязанности возместить вред на причинителя вреда не приходится.
       Достижение полной дееспособности малолетним происходит тогда, когда он уже перестал считаться таковым, поскольку ему исполнилось 18 лет (п.1 ст.21 ГК). То же самое можно сказать об эмансипации достигшего 16 лет подростка (ст.27 ГК), которая может быть применена к несовершеннолетним, перешагнувшим малолетний возраст. И, наконец, основанием для наступления полной дееспособности может послужить досрочное вступление в брак несовершеннолетнего в установленном законом порядке (п.2 ст.21 ГК, п.2 ст.13 СК). В этом случае обретает полную дееспособность и малолетний, если ему в виде исключения с учетом особых обстоятельств законом субъекта РФ разрешено вступить в брак. Что же касается достаточности его средств, то здесь применим тот же подход к ее определению, о котором уже шла речь.
       Позволяя отступить от общих правил относительно возложения обязанности по возмещению вреда, причиненного малолетними, абз.2 п.4 комментируемой статьи обращает внимание на право суда принять решение о возмещении его полностью или частично за счет самого причинителя после учета:
       — имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда. В этом смысле абз.2 п.4 комментируемой статьи перекликается с п.3 ст.1083 ГК, предусматривающим право суда уменьшить размер возмещения вреда;
       — других обстоятельств, перечень которых не приводится, в их числе могут быть: характер совершенного малолетним правонарушения, размер причиненного им ущерба, мотивация его поступков, действийи т.п. Не может не существовать зависимости между виной обязанныхк возмещению лиц и степенью тяжести для них материальных последствий случившегося, вины (если она имела место) потерпевшего и т.п., словом, всей совокупности причин, породивших возникновение обязательств из причинения вреда. Но при этом надо учитывать, что посмыслу абз.2 п.4 комментируемой статьи всякого рода исключения относительно возложения обязанности по возмещению вреда на его причинителя распространяются только на случай причинения вреда жизни или здоровью потерпевшего. Получается, что при причинении вреда имуществу, морального вреда подобного рода правило не применяется. К тому же согласно п.4 ст.1081 ГК лица, возместившие вред по основаниям, указанным в комментируемой статье, не имеют права регресса к лицу, причинившему вред. Никаких исключений на этот счет для лиц, находящихся в тяжелых материальных условиях, ГК не делает.
       При определении ответственности за вред, причиненный несовершеннолетним в возрасте до 14 лет, учитываются и правила, посвященные исковой давности. Согласно ст.208 ГК исковая давность не распространяется на требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Правда, требования, предъявленные по истечении 3 лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за 3 года, предшествовавшие предъявлению иска. Что же касается требований, связанных с причинением имущественного, морального вреда, то закон никаких исключений не делает, а потому здесь применяются ст.195206 ГК (см. коммент. к этим статьям).




Поддержите культуру
ЯндексЯндекс. ДеньгиХочу такую же кнопку

Google
 
Web azdesign.ru az-libr.ru

<<< Пред. Оглавление
Начало раздела
След. >>>

П е р с о н а л и и    б и б л и о т е к и
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ъ Ы Ь Э Ю Я

Дата последнего изменения:
Wednesday, 23-Oct-2013 09:29:50 UTC